Готэм. Прожженная метка на карте Америки. Подносишь сигарету к бумаге и она чернеет, покрывается красными горящими разводами по краям и начинает медленно тлеть, распространяясь все дальше. Неискоренимая огненная зараза. Она источает зловоние тысяч пожарищ, сотен крематориев, миллионов черных душ, что были уничтожены в этом городе за годы всей его жизни. Готэм. Души, что погибли в тебе, остаются проклятыми навеки. Они не попадают в рай, им не светит красными огнями ад. Даже чистилище не станет для заключенных в тебе мертвецов блаженной дорогой вперед. Все кто попадает в Готэм, остаются здесь навсегда. До скончания времен. Пытаемые, агонизирующие куски разложившегося мяса. Готэм - это билет в один конец на поезд, который никогда не остановится, никогда не придет в конечную точку.ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ





Вселенная. Ты посмотри — это же с ума сойти. Ты знаешь, что на небе есть такие звезды, свет от которых идет к нам два с половиной миллиона лет, когда он начал свой путь, тут шастали динозавры. Вселенная настолько велика, что всё, что может произойти, происходит постоянно.
Ловите свежий выпуск новостей от 13 мая от Билла Сайфера. Каст "Игры Престолов" молодцы.

Информация о пользователе

Мы тебя заждались, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.

полезные ссылки

crossreality

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossreality » Перекресток миров » Are you ready to live dead?


Are you ready to live dead?

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

https://thumbs.gfycat.com/JointRecentCowbird-small.gifhttps://i.imgur.com/V0rxuqF.gif


Are you ready to live dead?
Noctis Lucis Caelum, Dorian Gray
Лондон, 1892 год

«Раз от смерти сбежал, то жизни радоваться надо.»


◈◈◈ Сюжет: ◈◈◈
Принц Ноктис вряд ли считал, что загробный мир выглядит именно так.
Дориан Грей был уверен, что в его дом посторонним можно войти только через парадную дверь.
Всем свойственно ошибаться и видеть то, чего они видеть не должны.

+1

2

[icon]https://i.ibb.co/2WKqkYG/ezgif-2-392c99475b47.gif[/icon]
[indent] Боль. Тьма. Страх. Кажется все наконец-то позади... Как и друзья, которых оставил у входа в цитадель. Все позади кроме его самого. Шаг за шагом молодой король все ближе к свершению, концу. Теперь бояться нечего. Страшно? Нет, он давно перестал бояться. Двенадцать лет жить лишь представляя, что его ждет... Теперь он готов. Рука сжимает холод металла. Тяжело снова входить сюда. Воспоминания душат. Он не может отделаться от них, да и не хочет уже. Луна, отец, Игнис... Ему остается надеяться, что со временем боль от его смерти притупится и его друзья заживут как обычно и лишь однажды будут вспоминать своего короля. Хотя короля это громко сказано... Он и посидеть на троне толком не успел. Ардин! Злоба пронизывает всего насквозь. Она даже сейчас не прошла толком. И не пройдет Нокт это знает точно. Он резко выдыхает и делает шаг в тронный зал. Воспоминания снова душат. Что это было тогда? Очередная иллюзия Ардина, призванная в очередной раз причинить боль его истерзанному сердцу или привет от его воспаленного мозга. Люцис понимает, что и в этот раз не получит ответов. Он медленно подходит к трону и садится на него. Тишина оглушает. Он откидывается на спинку трона и закрывает глаза. Наконец-то все будет кончено. Двенадцать лет они шли к этому. Двенадцать лет он видел боль в глазах отца и всякий раз делал вид, что его это не касается, но ребенок есть ребенок. Он переживал и волновался за него. Он боялся однажды потерять его и в результате... В результате он даже попрощаться не смог. Король закрывает глаза. Он уже явно ощущает, что воздух вокруг начинает дрожать. Зал наполнялся духами, но Кэлум словно не видел их занятый своими мыслями. Сейчас он мог наконец-то остаться один со всей своей болью, только теперь ему не больно. Он рад даже, что наконец-то обретет покой. Что все жертвы, которые были принесены не случайны и что теперь смерть его близких наконец-то приобретет смысл. Чувство вины так неустанно следовавшее за ним все эти двенадцать лет сейчас придавало ему сил. Он открывает глаза и видит их. Предков. Где-то совсем рядом и его отец. Против воли на лице Ноктиса начинает играть улыбка когда молодой мужчина резко выдыхает готовый ощутить первый удар. Он знает, что будет больно, но кажется ему на это плевать. Первый, второй, третий... Совсем скоро последний удар. Ноктис ждет именно его. "Отец"  Сейчас он думает лишь о нем. О том кто всю вою жизнь посвятил ему, своему сыну, который теперь умирает медленно и конечно болезненно, но принц не чувствует боли, просто не замечает ее. Мысли об отце заполонили все его существо. Он боится открыть глаза, когда очередной меч, он уже даже не знает какой по счету впивается ему в грудь. Силы утекают через рану в груди, но он продолжает принимать удары, надеясь лишь на то, что бы ему удалось увидеть отца. Все, что хочет сейчас Люцис - это просто сказать отцу - Прости... Он должен иметь возможность попрощаться, раз уж проклятая империя лишила его этого. Порой, обходя усыпальницы принц раздумывал над тем, а как бы все это было если бы его отец был жив... Смог бы Регис смириться с этим и позволить предкам вот так легко убивать своего сына... Наверно нет... Чем чаще Нокт думает об этом тем больше убеждается в этом. У Региса Кэлума не было большей слабости чем он, его сын и к сожалению сам Регис не узнал какой слабостью был для своего сына он сам. Слабость окутывает парня, а удары продолжают сыпаться. Он пытается их считать, но выходит плохо. Кажется он сбился уже пару тройку раз. Открыв глаза он увидел тень отца. Совсем близко. Около трона. Только руку протяни, но Нокт не может ее даже поднять. Он закрывает глаза когда удары сыпаться вновь. И с каждым он яснее ощущает приближение смерти. Ее холодное дыхание, но он не сдается. Не сейчас.
[indent] - Отец... Срывается с губ Люциса и когда удары прекращаются он наконец-то видит глаза своего отца. Мужчина сомневается. Ему больно. Больно и Нокту, но он не дает страху взять верх. Это конец. Последний удар. Удар, которого он так ждал.
- Отец, прошу.... Прости... тихо одними губами шепчет Люцис и королевская глефа отца врезается в его грудь. Все кончено... Король умер... Предсказание свершилось...
[indent] Яркая вспышка ослепляет. Свет после месяца жизни во тьме слепит неимоверно. Ноктис боится открыть глаза. Больно, но теперь не в груди... Больно глазам. Но молодой мужчина находит в себе силы открыть глаза. Первая мысль пришедшая на ум парню, что это какая-то злая шутка. Нет он конечно понимает, что вроде как умер, но... Но разве на том свете могут быть вполне реальные дома. А именно в таком доме, а точнее в комнате с кроватью и находился сейчас принц. Он прижал руку к груди и не ощутил ничего. Захотелось сбросить королевскую форму и осмотреть себя. Да после ста тринадцати ударов в грудь мечами там должно быть до кучи шрамов, но почему-то он был уверен, что ничего там не найдет. И еще одна причина, заставляющая его усомниться в реальности происходящего. Кольцо Люцисов на пальце. Мужчина захотел его испробовать. Мгновение и луч силы прожег в стене дырку, правда там висел какой-то пейзаж и он не хило так загорелся, так что пришлось швырнуть в него вазу с цветами, которая конечно разбилась, но зато огонь потух. "Так супер. Оно действует. Значит моя сила при мне... Ну по-крайней мере сила кольца. Уже что-то. Осталось понять что произошло и как действовать дальше и самое главное? Жив ли я.. Ну и шуму я тут наделал. Надеюсь никого не разбудил... Или сейчас день..." Также в голове пронеслась мысль, что было бы неплохо проверить наличие других сил и вызвать хотя бы оружие, но мужчина сначала решает осмотреть дом и действовать по ситуации.
- Если я умер... Меня уже не убить усмехнулся парень и вышел в коридор из комнаты.

Отредактировано Noctis Lucis Caelum (2019-02-19 19:28:00)

+2

3

Бессмертие привлекает каждого. Трудно с этим поспорить. Множество людей желали бы не стареть и никогда не умирать.
Казалось бы, простое человеческое желание, разве нет?
Дориан Грей когда-то пожелал этого, глядя на огромную картину - собственный портрет в золотой раме.
На портрете, казалось бы, время остановилось.
Дориан смотрел на него, понимал, что художник зафиксировал лишь одно мгновение его короткой человеческой жизни.
Запечатлел миг его молодости, который пройдет быстро.
Ему часто говорили, что он красив. И портрет это передал в полной мере.
Дориан смотрел на портрет, отчаянно желая поменяться с ним местами.

Так и случилось. Все, что делал Дориан, отражалось на портрете и отражается до сих пор. Это развязало ему руки.
Молодость - обманчива не только снаружи, но и изнутри.
В юные годы кажется, что ты можешь все. Тебе все подвластно. Двери (красиво украшенные золотым орнаментом, а как же иначе?) открываются перед тобой на раз, едва стоит махнуть крупной купюрой (они же у тебя никогда не закончатся), много сил, интереса и желания попробовать все.
Когда Дориан впервые увидел, как меняется его портрет, но остается неизменным отражение в зеркале, он рискнул и погрузился с головой в омут наслаждения, пороков и грязи, к которым разумный человек не прикоснулся бы, зная свою цену.

Но и он заплатил свою.
Сколько лет прошло? Дориан Грей давно сбился со счета. Он не считает годы, что бегут как минуты на циферблате старинных часов, висящих в просторной гостиной, что превратилась в картинную галерею.
Он наблюдал, как люди вокруг старели и умирали, а он сам никогда не менялся.
Он попробовал в жизни все, что только мог, и это перестало вызывать внутри него какие-то эмоции, отклик.
Жизнь Дориану давно наскучила. Он всего лишь ищет способы развлечься, что вызовут в нем хоть какую-нибудь реакцию.
Иногда появлялись ее призрачные отголоски.

Ванесса Айвз. Когда он впервые ее встретил, она показалась ему самой загадочной женщиной в Лондоне. Так он ее и назвал, когда поднимал тост бокалом изумрудного абсента, обращаясь к приезжему в страну американцу.
Она оказалась той, кто таит в себе нечто. Это темное, мерзкое нечто, но именно этим оно привлекало Грея.
Дождь не способен причинить ему вреда, только волосы липнут ко лбу и одежда промокает насквозь.
Он тяжело дышит, когда вдыхает мокрый воздух в легкие, которые никогда не свалит противная пневмония, напоследок забирающая его в могилу.
Он смотрит на мисс Айвз и неизвестного мужчину и думает, кто из них кого трахает.
В Ванессе таился свой огонь и Дориан Грей тогда захотел быть тем, кто смог бы его разжечь.
Возможно, она могла бы заставить его почувствовать хоть что-то.

Она смогла. Не то, на что он надеялся. Дориан слишком привык, как на него смотрят все вокруг. Они смотрят ему в глаза, они теряют связь с реальностью, растворяясь в его гипнотическом обаянии.
Они готовы ради него на все, лишь бы он хотя бы мимолетно к ним прикоснулся. Мисс Айвз оказалась совсем не такой.
Он был готов на все, чтобы коснуться ее.
Когда она разорвала отношения, что едва успели зародиться, она бросила ему в лицо то, что его впервые отвергли.
Тогда он что-то и почувствовал. Отголоски горечи, разочарования и бездна одиночество.
Это не вышло даже выгнать вместе со случайной, непрошенной слезой.
Дориан Грей не помнит, когда слезы лились из его глаз в последний раз.

“Анжелик” стал своеобразным лекарством, чтобы забыть мисс Айвз. Он был не тем, кого принимает общество.
Мало кому нравятся мужчины, что одеваются женщинами, что чувствуют внутри себя далеко не мужское начало. Что стремятся жить не своей жизнью, прикрываясь чужим, женским именем.
Дориан так и не узнал, как его звали на самом деле, да ему это и не было важно.
“Анжелик” помог ему не думать о мисс Айвз. Он перекрыл его пустоту одиночества собой. Он был необычным, и даже вызывал легкий интерес.
Но быстро ему наскучил, как и все остальное в этом мире.
Когда “Анжелик” увидел его портрет, это все решило.
Не он уже занимал его мысли, искал ли Дориан повод, чтобы избавиться от подобного балласта? Вполне возможно.

Лили он увидел на своем же балу, и нельзя сказать, что впервые жизни. К тому моменту Дориан уже и забыл про проститутку, что умирала от чахотки, кашляла кровью, но стонала в его объятиях, едва он протянул к ней руки.
Разумеется, потому что он ей заплатил за это. Как же иначе?
Он ее вспомнил, когда увидел снова. Судя по тому, сколько времени прошло, она давно должна была умереть.
Но Брона выглядела живой, представилась другим именем и вполне довольной жизнью. Это тоже интригует.
Ее секрет он узнал позже. Как и она - его.
Дориан думал, что они похожи. Оба - бессмертные, оба живы, хотя уже и не должны были.
Они могли бы скрасить друг другу эту вечность. Но Лили хотела совсем другого. Мести мужчинам. Как прозаично, верно?
Сначала его это забавляло. Потом начало раздражать.
Кончилось это лучше, чем предполагалось. Она ушла.
Ушла искать жизни для своего уже мертвого тела и разума, не думая о том, какая цена у бессмертия. Он это уже знает. Ей еще предстоит узнать.
Тиски одиночества снова зажали Дориана, едва Лили покинула его дом.

Сколько времени прошло? Он все еще не считает годы, а недели, дни, часы - тем более.
Вино уже давно безвкусное, музыка - раздражающая, картины - такие же застывшие.
Дориан смотрит в окно на улицы Лондона, на которых кипит жизнь. Она стремительно меняется, люди меняются, он остается все таким же.
И это не вызывает никаких эмоций.
Зато шум из собственной комнате - вполне.

Звук разбитой вазы. Казалось бы, чего особенного? Но Дориан знает, что вазы не падают и не разбиваются сами по себе. Сквозняк исключен, окна он закрывает.
Дверь также заперта.
Бокал с остатками вина поспешно оказывается рядом с граммофоном, а сам Дориан поднимается наверх по лестнице.
Шум разбудил в нем любопытство.

В коридоре пусто, но в дверях Дориан лицом к лицу сталкивается с молодым черноволосом мужчиной.
У него не по моде растрепанные волосы, растерянный взгляд и необычная одежда, на которую неодобрительно бы косились в приличном обществе. Дориан только склоняет голову набок, не сдерживая усмешки и рассматривает гостя с излишне откровенным интересом.
- Знаете, я люблю гостей. Но редко они появляются в моем доме без приглашения, а до моей комнаты доходят далеко не все. Тут так тихо, что я обязательно услышал бы, если бы вы вошли. Как у вас это получилось?
Интересно, что гость ему ответит, если он в состоянии разговаривать, разумеется.
- За вазу можете не переживать. Она все равно была очень старая.
Слова подкрепляются беспечной улыбкой. Любопытство разгорается все сильнее.

+1

4

[icon]https://i.ibb.co/2WKqkYG/ezgif-2-392c99475b47.gif[/icon]
Тут так тихо, что я обязательно услышал бы, если бы вы вошли. Как у вас это получилось? Он смотрит на парня, который по первому впечатлению напоминает ему Ардина и это немного напрягает. Как и необходимость объяснять ему как он тут очутился. Тем более, что и сам Кэлум не знает как это объяснить. Хотя на ум приходит единственный верный ответ - астралы решили его спасти... "Надеюсь только меня... А то не хватало мне ещё раз с Изунией [ представьте Люцисом Кэлумом] драться" проносится в голове у короля. Он смотрит на вазу, которая лежит осколками на полу. Совсем недавно он сам был словно эта ваза. Разбитый и готовый принять свое предназначение. Но сценарий изменился и вот она реальность. Новая и незнакомая, но напугать Нокта этому точно не под силу. Он уже столько раз смотрел в лицо смерти, что кажется растерял любые более менее логичные модели поведения. Зачем задумываться о безопасности если ты труп... Он устало вздыхает. Усталость накатывает на мужчину, но он не будет собой если позволит хоть кому-то увидеть его слабость. Ноктис даже сейчас, через десять лет в кристалле не смог искоренить в себе накатывающего желания оказаться в одиночестве. Хотя в этом новом мире он действительно одинок. Обстановка отдавала стариной. Даже цитадель Инсомнии выглядела современнее чем этот коридор, в котором казалось все замерло на сто тысяч лет. Но все же пока ничего не предвещало опасности и Ноктис немного расслабился.
- Где я нахожусь и кто Вы такой? Это Люцис или что? Спрашивает Нокт, а в голове парня совсем не те мысли. Он ловит себя на том, что возможно не его одного удалось спасти... Хотя... И на лице горькая усмешка. Даже если его предположения и верны, то... Нет астралы не так щедры и тут и мечтать не стоит. Вернуть отца, Луну, зрение Игги. Да он прям мечтатель. Молодой король подходит к окну и осматривается. За окном темнота. "Значит все таки ночь" Он смотрит на хозяина дома и виновато улыбается. - Простите я наверно вас разбудил... Право я не знаю как попал сюда и конечно извиняюсь за шум. Позвольте представиться. Я Ноктис Люцис Кэлум. А вас как звать? Он снова мыслями уходит в Инсомнию, воспоминания... Он очень хочет оказаться дома, около своих друзей. Как они там? Как Игги? Он знает, что Гладио и Промпто ему помогут и король может не переживать за своего любимого друга, но... Но теперь он должен приложить все усилия, что бы вернуться. что бы занять свое законное место. И дело не только в троне. Они дали клятву, они одно целое и братство не будет цельным и настоящим без него... "Надеюсь тьма ушла, надеюсь, что все у них хорошо..." Понемногу в голову закрадывается мысль, что его товарищи должно быть тоже удивлены происходящим. Ведь раз его силы при нем и кольцо действует, значит и их силы не исчезли, что уж точно должно было породить кучу вопросов. А значит они не остановятся пока не найдут ответы. А по сему он может немного успокоиться и выдохнуть. От этих мыслей настроение короля немного поднялось.
- За вазу можете не переживать. Она все равно была очень старая. Слова подкрепляются беспечной улыбкой. Ноктис находит в себе силы умехнуться.
- Как и все в этом доме полагаю? Любите антиквариат? Этим вещам лет двести, а то и больше... И правда такое ощущение, что он попал в прошлое. "А что если и вправду я в прошлом?" Внезапная мысль заставляет парня на пару секунд запаниковать, но король берет себя в руки. "Стоп! сейчас не время для паники Нокт"
- Простите, а какой сейчас год? спрашивает Ноктис с огромной надеждой, что все же он хотя бы в своем времени. Хотя даже если это не так он не успокоится пока не вернётся обратно. Он и не жил толком и сейчас у него есть шанс наконец-то узнать, что такое настоящая счастливая жизнь и он не позволит никому лишить его этого шанса...  Молодой король поворачивается снова к окну и устремляет свой взор в темноту... "И гори оно все синим пламенем...  Я вернусь домой любой ценой..." даёт он сам себе зарок, смотря куда-то вдаль...

Отредактировано Noctis Lucis Caelum (2019-03-12 18:08:46)

+2

5

Забавный “посетитель”. У Дориана гости бывают достаточно часто. Иногда - сразу целыми толпами.
Дориан давно не запоминает их имена, ему плевать на черты их лиц. Растворятся с рассветом по исходу ночи, отложатся где-то внутри сознания.
Чтобы больше никогда не всплывать.
Возможно, он их вспомнит, если увидит снова.
Способен ли он на это? Да, вполне. В разодетой и стильной кузине доктора он без труда узнал недавнюю модель-проститутку, что болела чахоткой.
Тогда Дориан был заинтригован. По его прикидкам, к моменту бала женщина должна быть мертва.
Но она была там, живая, явно здоровая и представлялась другим именем.
Тогда это его заинтриговало. Если бы он только знал, чем именно все это закончится.

Молодой человек на пороге его спальни выглядит растерянным. Любопытно. Редко кто оказывался в спальне Дориана без его личного туда приглашения, для определенных целей, разумеется.
Этот же гость умудрился не только зайти сюда, разбить вазу, но и сам Грей до инцидента с вазой его даже не слышал.
Не открывалась входная дверь.
Никто не поднимался по лестнице.
В этом доме постоянная мертвая тишина, когда здесь никого нет. Дориан чувствует ее кожей, Дориан слышит ее так, как слышал бы любые звуки. Поначалу она пугала, но теперь он давно к ней привык.
И все же, любой гость - уже событие.
В этом доме остановилось время, уже давно. Несмотря на все новое и современное, пусть и проглядывали старинные вещи.
И портреты, что смотрят на него своими мертвыми глазами, неподвижные и вечно прекрасные.
Как и он сам. Дориан не меняется уже долгое время. Но разве не этого он хотел?
Он знает, что внутри него. Знает, что это скрыто от посторонних глаз. Лишь немногие, кто видел его портрет - уже мертвы.
Потому что никто не должен знать о его порочных тайнах. Не об этой точно.

Все давно уже наскучило. И только изредка что-то происходит. Например, вот такой визит.

Дориан лишь прислонился боком к стене, пристально разглядывая гостя. Гость его забавляет. Своей растерянностью, своими требовательными вопросами.
Возможно, у него похмелье, раз даже не помнит, как здесь очутился и где он вообще. Незнакомое место в его вопросе, нет, Дориан только коротко качает головой.
- Меня зовут Дориан Грей и это - мой дом. Вы находитесь в Лондоне, если вам это о чем-то говорит.

Он правда забавный. Будто бы заблудившийся щенок. Тыкается, пытается что-то унюхать, хочет найти дом, а не находит.
- Вещи имеют свойство стареть со временем, мистер Кэлум. Однако, они дороги сердцу, поэтому все еще здесь. Многие из них, - уточняет Дориан, стараясь не концентрировать внимание на только что разбитой вазе.
Он отдал бы тысячу таких, лишь бы не чувствовать скуку. Неожиданный визит, во всяком случае, разбавит серые будни. Способен на это.
- Предлагаю спуститься вниз и поговорить там. Коридор - не лучшее место, чтобы вести светскую беседу, не находите? - короткая полуулыбка, чуть приподнятая бровь.
В этикете и самообладании хозяину дома не откажешь. И вряд ли гость способен сразу понять, что эмоции Дориан испытывает весьма отстраненно.
Его многое забавляло поначалу.
Мисс Айвз, одержимая какой-то сущностью. Американский мужчина, что лег с ним в постель совершенно спонтанно, поддавшись порыву, причины которого известны лишь ему самому.
Мужчина, который считает себя женщиной и называет женским именем.
И даже воскресшая из мертвых проститутка, вообразившая, что женщины могут поставить мужчин на колени.
Это все забавно. Поначалу.
Но потом надоедает и становится слишком скучно.
Все просто. Когда “Анжелик” опостылил, хоть и продержался долго, Дориан его убил. Прямо в комнате со своим портретом. Была ли причиной только скука? Вовсе нет. Грей не хотел, чтобы кто-то знал его тайну.
Самый большой секрет, все пороки на лице озлобленного старика. Лили узнала, но это было справедливо. В тот момент.
Когда маленький котенок по имени Жюстин выпускал коготки, Дориан только смеялся ей в лицо. Когда эта глупая девчонка зашла слишком далеко, Грей убил и ее тоже.
И снова стало скучно.
Что же принесет ему новый гость.

- Сейчас тысяча восемьсот девяносто второй год. Вы потерялись в датах?
Снова легкая полуулыбка, когда Дориан расположился на тахте, указав Ноктису на тахту напротив. В доме почти нет прислуги, они незаметны. Тем не менее, им принесли чайник с чаем, две кружки, кофейник и графин вина с двумя бокалами.
- Выбирайте, что будете пить. Если хотите есть, на соседней улице имеется ресторан. Но если вы здесь случайно, я бы не стал оставлять вас одного. И все же… - Грей склоняет голову, пристально смотря на нового знакомого в странной одежде. - Как вы попали в мой дом?
От ответа зависит многое. В том числе и степень отсутствия скуки.

+1


Вы здесь » crossreality » Перекресток миров » Are you ready to live dead?