Прошло почти пять лет с тех пор, как Алиса уничтожила самый главный кошмар своей жизни. Ангус Бамби — мерзкий насильник и убийца, разрушивший жизнь Алисы и множества таких же детей, как и она. Под личиной детского психиатра он заманивал к себе жертв «несчастных обстоятельств», стирая прошлые воспоминания. Тех, на кого удавалось повлиять особенно сильно, продавал. В прямом смысле этого слова. Детей сирот ведь никто не станет искать, верно? К тому же, когда разум повержен, становишься особенно уязвимым, неспособный мыслить здраво. Все это навязывали им годами, а торговля так и процветала. Для такой скотины, как Бамби, это был лишь еще один путь к заработку, своеобразный бизнес.ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ





Вселенная. Ты посмотри — это же с ума сойти. Ты знаешь, что на небе есть такие звезды, свет от которых идет к нам два с половиной миллиона лет, когда он начал свой путь, тут шастали динозавры. Вселенная настолько велика, что всё, что может произойти, происходит постоянно.
Все самые свежие новости кросса собраны вместе в выпуске от 17.03.

Информация о пользователе

Мы тебя заждались, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.

полезные ссылки

crossreality

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossreality » Мы творим историю » Heaven's On Fire


Heaven's On Fire

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

https://fsmedia.imgix.net/08/52/50/fa/5487/4d3b/ae70/e6d07b948e3f/maybe-jedha-doesnt-completely-go-boom.gif


Heaven's On Fire
Kanan Jarrus, Jyn Erso
Джеда, 3 ДБЯ (ориентировочно)

«Kiss - Heaven's On Fire»


◈◈◈ Сюжет: ◈◈◈
Иногда те, кому не суждено было встретиться никогда, все же сталкиваются в одном месте. Общий ли у них враг? Да. Одинаковые ли цели? Возможно. Одинаковые ли средства их достижений?
Нет.
Восстание попросило Кэнана Джарруса проверить кое-что на Джеде.
Джин Эрсо один старый друг попросил кое-что украсть. Удаленно. Почему Джин согласилась? Она хочет поглядеть ему в глаза и спросить, какого криффа Со когда-то ее оставил, приглядывая за ней с детства. Только ради этого.
Она слишком привыкла быть одна и выживать любыми способами, скрывая свою личность.
Только вот не она одна прикрывается псевдонимом. Думала ли она, что можно по-другому?
"Веруй в Силу" - когда-то сказала ей мать перед тем, как ее убили, вручая Джин кристалл на веревке. Джин не видит и не знает никакой "Силы", Джин носит его как безделушку, но это самое ценное, что у нее есть.
Но если ты не веришь в Силу, это вовсе не значит, что ее не существует. Живой пример буквально в нескольких шагах.

Отредактировано Jyn Erso (2019-02-02 13:55:29)

+1

2

- Ты ведь помнишь, что мы обещали друг другу? Мы не вмешиваемся в дела сопротивления. Это не наша война, - Кэнан быстрым движением ввел в бортовой компьютер "Призрака" нужные комбинации, чтобы на выходе из гиперпространства пройти имперские посты.

"Призрак" не был знаменитым или  самым известным кораблем контрабандистов, но безопасность была превыше всего. Вообще Кэнан предпочитал держаться как можно дальше, за Внешним Кольцом, где даже имперским ищейкам лень искать чувствительных к Силе. И меньше всего хотелось, спустя столько лет появляться в самой настоящей мекке джедаев, вернее, в том, что от нее осталось. Кэнан помнил, насколько священными были такие места некогда для джедаев. В недрах планет было множество кристаллов, которые нельзя было просто так получить. Нельзя просто так взять и выкопать кристалл. На своем опыте Кэнан знал, что у каждого из кристаллов был свой хозяин. Некоторым приходилось проводить недели в поисках своего, а кто-то просто спотыкался о бесцветные камешки, лежавшие на поверхности в грязи. Кристалл самого Кэнана был добыт в другом месте, но он был для него также значим, как и для всех джедаев. Правда, Калеба Дьюма давно не существовало, а нынешний Кэнан Джаррус был вооружен обычным бластером, который, как и кулаки, всегда выручал его в сложной ситуации. Тем не менее, даже на орбите Кэнан видел, как изуродована, изранена земля Джеды. Империя поставила перед собой задачу добыть все возможные кристаллы в этом месте.

- Да, но ты помнишь, что мы дали слово, что будем помогать по мере своих возможностей хорошим людям, - прозвучал в ответ в комлинке голос Геры.

- Я всегда знал, что ты меня поймаешь на чем-то подобном. Отключаюсь, выйду на связь через сутки, - Кэнан отключил комлинк и, получив от таможни добро на прохождение, направил "Призрак" к единственному крупному городу, который был виден даже с орбиты.

Кэнан и правда не горел желанием вмешиваться в дела Сопротивления, но Геру туда вечно тянуло, словно магнитом. А оставлять ее одну, он как-то не спешил - слишком многое их связывало, хотя первое время Кэнана посещали мысли снова сбежать, сменить имя и уйти за Внешнее Кольцо как можно дальше. Иногда жизнь обычного человека, который отрезал себе от Силы, очень ему нравилась. У Сопротивления были свои проблемы, а у него с Герой - свои. Тем не менее, они вышли несколько дней назад на Геру и попросили ее наведаться на Джеду. Кэнан провел в войне клонов слишком много времени, чтобы знать это имя - Со Геррера. Патриот, идеалист, партизан и теперь уже террорист. Со стал проблемой, как для Империи, так и для Сопротивления, но, как сказала Гера, первое время он был среди повстанцев и даже работал с их лидерами, а потом что-то не заладилось. Сейчас же Со вел подрывную деятельность на Джеде и вроде уверял, что Империя использует кайбер-кристаллы для создания какого-то супероружия. Задачей же Кэнана было слетать на Джеду и выяснить, насколько опасными могут быть действия Со в этом месте. Нет, Сопротивление никак не переживало за убитых имперцев, скорее, за местных, а также сочувствующих джедаям.

Кэнан оставил "Призрак" в порту и направился в город. Долгая жизнь в личине обычного человека, путешественника сделали свое дело - к нему не сильно придирались на таможне и контроле, он даже позволил заглянуть штурмовикам на фрахтовальщик. Как сказал один из проверяющих офицеров, после последних саботажей у них усилен контроль. Джаррус поспешил туда, где можно было добыть любую информацию - в ближайшую кантину. Еще ему хотелось промочить горло - слишком много воспоминаний и ощущений вызывало это места, как и близость джедайских святынь. В какой-то момент в нем словно всколыхнулась Сила, но Кэнан постарался подавить в себе любые инстинкты, чтобы не выдать себе какому-нибудь инквизитору, которого могло занести в это место.

- А что у вас тут правда террористы завелись? - будничным тоном спросил Кэнан, когда, опрокинув стопку виски, попросил вторую. Он постарался придать себе будничный вид путешественника, который тут набегом, но уже в курсе последних новостей. - Штурмовики в порту были очень настойчивыми, рассказывали про взрывы.

Бармен как-то недовольно поджал губы, словно не особо желал обсуждать такие вещи со случайными проходимцами:

- Всегда найдутся те, кто недоволен Императором. Сколько их уже было? Геррера не первый... и не последний.

+1

3

Пять Портов оставляют после себя сильное впечатление. Настолько, что Джин будет долго еще содрогаться от одного упоминания этой системы.
Джин думала, что именно там будет ее спасение. Место, где можно спрятаться, где ее ни за что не найдут.
Больше не будет гоняться за ней Империя, как за террористкой, пособницей этих повстанцев.
Больше не будут повстанцы баламутить воздух своими Y-истребителями, навлекая на себя гнев Империи и заставляя страдать мирных граждан.
Где-то там, в глубине души девушки, прячется боль.
Где-то там, внутри, тщательно скрыты все воспоминания о Хаддере и его матери. Не так уж и долго, но эти люди стали ей настоящей семьей. И они погибли в воздухе - так быстро, так глупо, лишь потому что на Скуле случился конфликт Империи и повстанцев.
Джин запрещает себе воскрешать эти воспоминания. Они принесут только боль.
А эта боль помешает ей выжить.

Джин не хочет больше вмешиваться, но и те, и другие следуют за ней по пятам.
И едва у нее получилось, она вырвалась оттуда. У Джин перед глазами вся галактика, да кредиты в кармане, что обеспечивают ей возможность ее посмотреть.
Корабль купить - дорого. Пилот из нее не такой уж и хороший.
Найти работу? Не так уж и сложно, с ее навыками.

У Джин новое имя и новая жизнь. Та, где она не убегает от Империи и не работает на ее офицеров. Та, где не нужно прятаться за спинами повстанцев, что разрушают все.
Отголоски конфликта все равно долетают до нее, где бы она не была. Голонет есть даже в самой захудалой кантине на отшибе Внешнего Кольца.
Но ей хватает удачи держаться подальше.
Все просто. Быстрая работа, кредитные чипы звенят в кармане - и Джин улетает в другое место. Она мало где задерживается надолго. На всякий случай.

Говорят, на Джеде кому-то нужны поддельные документы, чтобы выбраться с планеты. Джин морщится - ее оккупировала Империя и их грузовые транспортники. Что-то привозят или увозят? Какая разница.
Может быть, получится не нарваться на неприятности. Уже примерно пару лет ей не доводилось в них влипать, и она бы предпочла оставить эту ситуацию в том же состоянии.

Очередь в транспортник не слишком длинная и Джин оказывается у входа примерно через пять стандартных минут, с тех пор, как она туда встала.
- Ваши документы, - голос штурмовика звучит немного глухо из-под шлема.
Джин не нервничает. Она протягивает ему ID-карту, спокойно смотрит, как он ее сканирует. Возвращает девушке, сопровождая коротким кивком и пропускает ее в корабль.
- Проходите.
Вот и все. Каждый раз так.
После того, как Джин себе ее сделала, в первый раз она нервничала. Но Со научил ее держать эмоции, молчать, не дергаться, где это необходимо. Она ничем не выдала себя тогда, и ее работа оказалась безупречной.
Лиана Халлик, гражданка Империи, существует для всех окружающих, включая любой пропускной контроль и все записи в порядке.
Не так уж сложно сделать фальшивое удостоверение и выдать его за настоящее. Не так уж и сложно сделать вид, что эта жизнь - твоя.
У Джин другой давно уже не было.

В транспортнике не слишком и душно, хотя кондиционер сломан. Джин устраивается у иллюминатора, в самом хвосте корабля. Рядом с ней садится какой-то мужчина. Бросает на нее мимолетный взгляд и больше не интересуется ей, утыкаясь собственный инфопланшет.
Джин же смотрит в окно, глядя на оживленный рынок Ондерона, что неподалеку от космопорта. Здесь ее работа закончена, пора двигаться дальше.
Резкий толчок уносит транспортник в гиперпространство и Джин прикрывает глаза. На жесткой кровати в дешевой гостинице спалось хуже.

Джеда встречает сухим воздухом, голубым небом, ярким солнцем и светлым песком. Такие и дома в Джеда-сити.
Город, кажется, живет обособленно. На улицах порой мелькают штурмовики, но что они сделают? Разве что в очередной раз проверят документы. Которые, разумеется, “в порядке”.
Джин знает, как найти связного, который озвучит ей пожелания заказчика. Говорят, нужны документы на другие имена и с какими-то уровнями доступа. Сложно сделать, но заплатить пообещали хорошо. И никому ни слова, разумеется.
Джин чувствует подвох нутром, но кредиты сейчас нужны. Если что-то опасное, она улетит на Луну Контрабандистов и останется в хаттском секторе на какое-то время, переждать возможную бурю. Один раз уже было подобное. Тогда прокатило.

У Джин с собой не так уж много вещей - единственный рюкзак с самым необходимым, пара смен одежды, и неизменный шарф, закрывающий шею.
Ей кажется, или кайбер-кристалл чуть дрожит, едва она ступила на эту планету? Раньше ей не доводилось бывать на Джеде.
Кайбер-кристаллы дорого стоят, это она уже давно узнала. Продай она свой - возможно, хватило бы денег на приличный дом и можно было где осесть, не вмешиваясь в дела Империи и не натыкаясь на повстанцев.
Хотя бы на той же Нар-Шаддаа.
Но Джин никогда не продаст последний подарок мамы. Поэтому продолжает крутиться, чтобы найти пути к существованию.

Легкое чувство голода и жажды направляет ноги Джин к ближайшей кантине. В Джеда-сити - не слишком раннее утро, и посетителей немного.
Она заказывает пирог и стакан кафа, устраиваясь прямо на стойке. Через два табурета от молодого мужчины. Он одет буднично, у него каштановые волосы и слегка загорелое лицо. Местный? Вроде не похоже. Джин отмечает, что песок еще не осел слишком сильно на его ботинках. Может быть, тоже прилетел сегодня.
У мужчины аккуратная, небольшая бородка, а волосы собраны сзади в смешной хвост. На бедре болтается бластер, но в такое время все ходят с оружием.
У Джин тоже есть бластер, а еще две короткие дубинки за спиной. На всякий случай.
Мужчина пьет виски и ее удивляет этот выбор напитка - с самого утра.

Голос заставляет вздрогнуть, как и вопрос, заданный вслух. Террористы? Здесь? Опять?
Джин досадно морщится, не чувствуя вкус пирога, который жует. Только этого не хватало. На будущее - стоит брать работу попроще и с меньшей оплатой, дабы не нырять в это криффово дерьмо опять.
Но фамилия, сказанная вслух, заставляет напрячься еще сильнее. Со… здесь?
- Не знала, что тут могут быть террористы. Комендантский час не ввели?
Как бы невзначай, интересуясь этим. Будто бы у бармена, но голову она поворачивает в сторону своего соседа.
Он-то пусть подробнее и расскажет.

Отредактировано Jyn Erso (2019-02-02 13:55:49)

+2

4

- Действительно, в последнее время становится слишком "шумно", - Кэнан попытался изобразить будничную улыбку, понимая, что просто так ничего не добьется от бармена.

Обычно в таких местах люди предпочитают держаться настороженно, особняком, не выдавать своих чем дальше от центра, тем сильнее недовольство властью, тем чаще народ смотрит на решимость таких, как Геррера, которые пытаются хоть что-то делать. Кэнан не видел Со и даже не знал. Тогда он был еще падаваном, который следовал за своим мастером. И проблемы родной планеты Герреры обошли его стороной. Но уже тогда этот революционер отличался крутым нравом и умел вести за собой людей. Так что тут было два вывода - или местные целиком и полностью за подрывников Герреры, или просто запуганы до смерти и не хотят стоять в центре конфликта террористов и нынешней власти. Сам Кэнан склонялся ко второму варианту, поминая то время, как бежал от проблем. Империя все сильнее закручивала гайки, все чащи исчезали люди, которые просто посмели что-то сказать или повторить чужие слова. Инакомыслящих имперские службы безопасности убирали очень быстро. Вспоминая время, когда она сам был беглецом, Кэнан все чаще хотел предложить Гере перебраться подальше за Внешнее Кольцо. Кажется, он даже как-то раз ляпнул ей это вечером, когда они были вместе.

А что дальше? Что будет дальше, когда Империя придет и туда?

Иногда Кэнан задумывался о том, что действительно будет, если не останется мест, куда не протянул свои руки Палпатин? Будут ли через несколько лет такие места, где можно будет, не боясь, произнести свое имя или вспомнить о джедаях? Власть Империи была похожа на липкую паутину кессельских пауков, которую очень сложно было разорвать. И это пугало его больше всего. Кэнан не мог быть джедаем и, кажется, уже не мог быть свободным человеком. И в такие моменты он прекрасно понимал Геру, которая снова связалась с повстанцами. она не хотела воевать, как и он сам, но уже не видела выбора. Если молчать, то когда-нибудь придут и за ними? За ним, потому что он недоученный и недобитый джедай, а за ней - потому что она дочь такого же революционера, как и Геррера. Мир замкнулся и давно стал похож на тиски.

- Не знала, что тут могут быть террористы. Комендантский час не ввели?

Кэнан вздрогнул, потому что женский голос в шумной кантине прозвучал слишком уж громко, будто бы что-то или кто-то хотел, чтобы он его услышал. Сила. Кэнан закрыл глаза, делая вид, что наслаждается паленым виски, а сам потянулся Силой ко всем живым существам. Ее не надо было искать. Кэнан сидел к девушке спиной, но ощущал так, словно бы смотрел на нее саму, словно бы у нее на груди пульсировало что-то, входя в резонанс с Силой. Кэнан мысленно досчитал до десяти, взял со стойки бутылку виски и попытался вспомнить тот свой период жизни до встречи с Герой, когда он был повесой и покорителем женских сердец за Внешним Кольцом.

- Пока что не ввели комендантский час, но я готов составить вам компанию, если такое произойдет, - Кэнан широко улыбнулся и сел рядом с милой девушкой, которая давилась черствым пирогом. Сила не зря его подтолкнула к этой девушке. Оказавшись рядом с ней, он почувствовал, что у нее есть кристалл, который так ярко резонировал рядом с ним, словно до боли жег глаза. Обычные люди не носят такие камни, если не хотят проблем с властями. - Кэнан Джаррус к вашим услугам. Тоже проездом в этих местах и еще не в курсе последних новостей? Говорят знаменитый Со Геррера снова наделал шума взрывами. Штурмовики просто сбились с ног, разыскивая его. Сколько уже Со лет, а у него еще есть порох в пороховницах!

+2

5

Джин нет еще и двадцати. Однако, за свою короткую жизнь она успела посмотреть половину галактики. Когда-то она об этом мечтала.
Когда была еще маленькой и глядела вниз на город из большого панорамного окна в квартире на Корусанте, где жила вместе с матерью и отцом.
Город казался огромным, Джин всегда было интересно - что там, внизу?
Теперь-то она знает. Рискованно было соваться в столицу Империи, да и вообще в центральный сектор, но порой хороший заработок не всегда предпочитал Внешнее кольцо.
Теперь-то Джин знает, какая грязь во всех смыслах царит на нижних уровнях. Под самым носом Императора, а он туда небось и не смотрит, стараясь объять всю галактику. Ему плевать на низший корусантский класс - это слишком заметно.
На Корусанте Джин была только один раз, когда перестала быть Джин Эрсо.
Теперь старается держаться подальше - на всякий случай.
Джин еще помнит, как еле унесла ноги с Пяти Портов, приложив на это множество усилий.
Никто не ищет Джин Эрсо, наверное, считается мертвой. Или пропавшей без вести. Да и всем плевать, даже Галену.
Джин перестала называть его отцом, когда он променял семью на Империю. Вспоминает ли он ее? Маму? Их удаленную жизнь, пусть в безлюдье и без богатств, в отличие от Корусанта, но на Ла’му они были счастливы.
Даже в моменты, когда Гален хмурил брови, а Лира тревожно оглядывалась. И эта игра с люком, которая совсем не была игрой.
Но Джин не показывала, что знает об этом, чтобы не расстраивать родителей.

Джин нет еще и двадцати, но она успела посмотреть половину галактики и многому научиться.
Не оглядываться, не сожалеть, не поедать себя морально живьем, если что-то не получилось. Не задавать никому лишних вопросов, если не нужно уточнить объем и характер работы. Или детали.
Например, кому-то нужно пять поддельных удостоверений? Не вопрос, пять сотен кредитов и стандартны сутки. И все будет готово быстро и качественно, ни один пропускной пункт не придерется.
Джин хорошо знает свою работу. И она ей нравится. С тех самых пор, когда Со дал ей в руки инфопланшет и она попробовала взломать имперский код.
После изготовив его точную копию.

Джин нет еще и двадцати, она видела половину галактики, нигде не задерживаясь надолго.
Однако, на Джеде она еще не была ни разу.
Сложно сказать, чем этот мир отличается от всех прочих. Почти везде картина одинаковая. Разоренная Империей планета, где строят заводы, звездный разрушитель маячит в небе, бросая тень на поверхность почти в любой точке текущего полушария, да патрули штурмовиков.
Документы проверяют, но Джин давно привыкла с равнодушным лицом предъявлять ID-карту. Подобранный и ранее не занятый генератором серийный номер, ее лицо на голоизображении и имя, что не имеет ничего общего с дочерью имперского инженера.
Оно почти как настоящее и никто еще не раскусил подделку. Только если очень тщательно подкопаться, но кому это в наше время нужно?
Пока нет клейма повстанца или явных признаков диверсионных и провокационных действий, ее никто не трогает.
Она никому не нужна. Всем плевать. Даже Империи.
Акшайя не раз ей говорила про то они - всего лишь муравьи внизу, которые делают свою работу. И пока она не мешает тем, могучим, наверху, всем плевать на муравьев.
Джин уже не раз замечала, что она была права.
Акшайя и Хаддер погибли не из-за Империи. А из-за конфликта повстанцев. Те вмешались в идиллию Скулы, разворошили муравейник и его было решено ликвидировать.
Акшайя и Хаддер не стреляли в небе в СИД-истребители, они покидали планету и попали под перекрестный огонь. Заслуга Джин лишь в том, что ей повезло и она осталась жива.
Повезло ли?

Кантина в Джеда-сити такая же, как и все остальные, на любой другой планете. Не засранная, но и не вылизанная до идеального блеска. Значит, здесь редко бывает кто-то высокого ранга с пристальным взглядом и (тут Джин едва вздрогнула) в белом мундире.
Значит, здесь опасаться нечего.
Всего-то несколько человек, примерно столько же экзотов и тот мужчина, который привлекает внимание почему-то.
Едва Джин об этом думает, как мужчина подсаживается к ней за столик.
Она поднимает голову, встречаясь с ним взглядом. Пальцы сжимают кружку с кафом.
Джин не слишком-то любит разговаривать просто так с незнакомыми людьми. Но Лианна Халлик нейтрально-дружелюбна. Может быть, это ему нужны те самые коды?
Нет, вряд ли. Встреча должна состояться на окраине, возле рынка. Возле определенной палатке и в стандартный полдень по корусантскому времени, то есть, еще примерно через пару часов.
Видимо, незнакомцу просто захотелось поговорить. Извини, парень, но Джин - не самый лучший и не самый словоохотливый собеседник.

- Лианна Халлик, - Джин представляется этому Джаррусу в ответ, подкрепив слова нейтральной улыбкой. Пирог уже кончился, а вот от еще кафа она бы не отказалась. - Не совсем так. Работа.
Уклончиво. Джин надеется, что ему не придет в голову расспрашивать, чем она занимается. У нее два десятка готовых ответов на подобные вопросы, но она не в настроении их озвучивать. Почему-то именно ему - не хочется.
Кэнан продолжает говорить, отвечая на ее брошенный в воздух вопрос про террористов.
Только вот знакомое имя заставило похолодеть внутри, с трудом оставаясь внешне нейтральной.
Со здесь. Со Геррера, что вырастил ее как дочь, а потом просто бросил. Выкинул, как бесполезную игрушку. Джин знала, каким он может быть. Со агрессивен, радикален и ради дела готов избавиться от любого балласта, которым умудрялся стать какой-нибудь член команды. Чтобы вниз за собой не потянул и не угробил всех остальных.
Джин никогда бы не подумала, что он поступит так с ней.
Злость на Герреру, что давно спрятана под ее личным люком - безопасным местом, где она пряталась от штурмовиков и человека в белом, только уже в ее голове - постепенно рвется наружу.
Джин не была готова, что окажется с ним на одной планете. И судя по словам Джарруса, он здесь уже продолжительное время.
- Кто такой Со Геррера и чем он так досадил Империи? - она заставляет любопытство звучать в своем голове, якобы заинтересовано. Ей нужно знать, что здесь происходит и какое отношение имеет к этому Со.
И как его найти.
Пальцы сжимают кружку с кафом чуть сильнее, чем это требуется.
Джин еле сдерживает себя, чтобы не вскочить на ноги, опрокинув стул. Не броситься на улицы Джеды, разыскивая людей Герреры - а ведь к нему так просто не подобраться.
Не попытаться найти его, чтобы бросить в лицо один-единственный вопрос.
“Какого обвислого ранкора ты меня бросил?!”
Нельзя. Нельзя так. У нее новая жизнь, новое имя и более-менее стабильный, пусть и рискованный заработок. Ей плевать на Империю, ей плевать на повстанцев, она не хочет снова впускать в свою жизнь всю эту дрянь.
Но почему же так неприятно сосет под ложечкой и хочется разгромить эту кантину от эмоций. Джин привыкла сдерживаться и играть на публику.
Нужно выслушать. Убедиться, что все по-прежнему. Забыть о Геррере и заняться своей работой.
Нет никакой Джин, есть только Лианна Халлик.

+1


Вы здесь » crossreality » Мы творим историю » Heaven's On Fire