когда он замечает выражение на лице, казалось бы, утерянное в пучинах давних лет, душа замирает в радостном ожидании. еще немного и они вместе отправятся в сад обсуждать темы последних лекций - фантазия пользуется изможденным рассудком, втыкает тонкие иглы под ногти и наблюдает за животной агонией жертвы. воспоминания теплые, моменты светлые терзают его день ото дня; манят своей неправдоподобной красочностью утром и разбиваются вдребезги с последними лучами солнца. мальчишеская, не по годам наивная, надежда томится в глубине. глупо, глупо, абсолютно глупо. надежды умирают в кричащей агонии, тебе повезет, если не погибнешь вместе с ними. бойся древней крови. слова старика волнами раскатываются по пустой аудитории, эхом отражаются от стен и зависают в воздухе. лицо виллема искажается в гримасе отвращения - за долгие годы обучения герман выучил каждую морщину на лице преподавателя и в тот момент, прямо перед ним развернулась разрушительная сцена, ставшая началом конца для знаменитого университета. ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ






правила занятые роли шаблон анкеты амс нужные персонажи хочу к вам списки смертников отпуск банк подарки помощь с графикой
BILL CIPHER  /   STEPHEN STRANGE
ARCHDEACON ROYCE  /   Daenerys Targaryen
Leonard McCoy / Hank Anderson
гостевая
акции

crossreality

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossreality » Другие измерения » сran d'arrêt


сran d'arrêt

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

[indent]

https://i.imgur.com/IQ3r5ro.png  https://i.imgur.com/S5AKvrY.png
https://i.imgur.com/aReYj6p.png  https://i.imgur.com/c7zEZpD.png

склонённая тень в лесу безучастно
глядит на револьвер со взведённым
курком, покоящийся в руке

[indent] [indent]  jesse mccree; hanzo shimada;

pour te prouver combien je t'aime, dis, je tuerai qui tu voudras:
j'attaquerai satan lui-même, si pour linceul j'ai tes deux draps.

[nick]Jesse McCree[/nick][icon]https://i.imgur.com/RKItTPd.png[/icon][status]when night comes[/status][character]<div class="lz"><div class="fand">OVERWATCH</div>на теле все метки крестами —  позор; <a href="http://crossreality.f-rpg.ru/profile.php?id=208"><b>сэппуку под сакурой</b></a>, надо ли слов? самый последний уёбок тут надвое режет себя на запад/восток.</div>[/character]

Отредактировано Sombra (2018-12-05 02:09:40)

+4

2

он не вспоминает своего имени, когда открывает глаза.

грязь забивается ему в глотку — он заходится кашлем, песок скрипит на зубах и оказывается в глазах, за воротом, в складках одежды; дышать невозможно — физически, его руки не поднимаются, когда он этого хочет, камни, давящие на рёбра, перестают быть фигурой речи — метафоры имеют привычку разбиваться, как бьётся стеклянный купол над головами в церкви. земля, на которой он лежит, оказывается мокрой, рыхлой и холодной — он слышит крики где-то вдали, кажется, взрывы, кажется, удаляющийся шум голосов и шорохи, нескончаемое количество шорохов, вокруг слишком темно, но он — взглядом плывущим и мутным — угадывает очертания деревьев. слышит реку где-то рядом.

он быстро понимает: левой руки у него нет. это неправда, обрывает себя сам, он её чувствует. его левая рука стала чем-то другим — фантомная боль в пальцах, которые он чувствует по-другому; что-то горит там, где она была раньше, что-то горит там, где раньше были его лёгкие, душа, он слышал, находится в них или между ними, но в любом случае прямо между рёбер, всё расплывчато, всё бесформенно; смутные очертания, размытые границы, пятна того же цвета, что засохшая кровь на цветных платках.

дышать невозможно физически.

только не обижайся, но она выглядела совсем плохо.

он замечает её не сразу; ему требуется непозволительно много времени, чтобы — попытаться — сфокусировать взгляд и повернуть голову в её сторону. он не слышит её, и это дико — неправильно, — он слышит воду, кричащих птиц и голоса в паре сотен ярдов отсюда — вместе с воем собак и движением где-то между деревьями. он не слышит её — первая попытка подняться проваливается с треском; не может сдержать стона — ему кажется, что он слышит хруст собственных костей, ему кажется, что-то не сломалось в нём, но продолжает ломаться. падать в грязь в смысле, далёком от фигурального, не впервые — в другой ситуации он бы посчитал это унизительным, прямо сейчас думает только о револьвере на поясе.

шесть пуль, шесть пуль, ему хватит шести пуль — на себя или на неё, на себя или на неё. на кого-то ещё, кто прячется за деревьями. на кого-то ещё, кто — тоже — нет — давно умер. он не вспоминает своего имени сразу; не вспоминает и после.

её голос звучит сочувствующе, когда у него всё-таки выходит сфокусировать взгляд:

поверь мне, совсем.

чёрное на белом; сострадание в её взгляде, отсутствие улыбки на губах — ему кажется, что она произносит слова как-то неправильно, но не может угадать акцент. подол тёмной юбки волочится по земле — она смотрит на него прямо и с сожалением, скрестив на груди руки, и ему кажется, что бог над ним смеётся: он мог послать ему любого из ангелов, но выбрал именно её. в этом до омерзения много символизма — его от таких вещей тошнит.

вроде бы.
он не уверен, от чего его тошнило раньше.

он думает, что быть похороненным заживо паршиво. быть похороненным заживо таким образом оказывается, к тому же, обидно; его оставили здесь, как забитого пса — закидали камнями и грязью и понадеялись, что сгниёт так.

зря, он думает, что-то добавляет в нём холодно: чертовски.

оставлять тебя вот так было жалко, — она улыбается — почти — виновато; она не умеет улыбаться на самом деле; он знает — откуда-то — не может вспомнить. светлая чёлка спадает ей на глаза, голубые глаза в темноте кажутся чёрными, он откуда-то знает, что они голубые, как стекло над головой. она жмёт плечами и отводит взгляд  сторону. — ну, ещё увидимся на востоке.

тянет угол губ в кривом подобии улыбки:

ты ведь не забыл?

разбитые зеркала, он думает — она напоминает ему разбитые зеркала. трещины на стеклянной поверхности, собственное отражение, разбитое на части и отражающееся неправильно. всё вроде бы верно, но что-то не так, её глаза смотрятся на лице чуждо, словно отобраны у другого человека — дьявол, должно быть, тоже собирал себя по деталям. он не помнит: своего имени, кто она такая. закрывает глаза обречённо и устало; его тошнит, что-то болит — внутри — везде — всё, кроме левой руки, — голова идёт кругом, осыпаются мелкие камни, щебень и комья земли, когда ему всё-таки удаётся подняться, опираясь на левую руку. болит всё, кроме левой руки, он снова заходится кашлем — лёгкие выжгло изнутри чем-то, на его языке пыль, пепел и, кажется, кровь — он не уверен, что она его собственная. ему, в целом, без разницы, даже если и так.

поднимая наконец глаза, чтобы ответить хотя бы что-то, он никого не видит.
по какой-то причине это его совершенно не удивляет.

[indent]  [indent]  [indent]  [indent] [indent]  [indent]  * * *

джесси маккри, — она выдыхает в его руках. — сукин ты сын.

жить с пустотой вместо воспоминаний оказывается, в сущности, не то чтобы плохо. из разряда тех вещей, к которым привыкнуть можно. как и ко всему остальному; женщина, которую он видит впервые, бросает ему с хмурым видом ну наконец-то и оставляет его с парой ключей, он не знает её, он находит нужную дверь только с третьей попытки; в комнате, которую он оставляет пустой на следующий день, он находит пару мушкетов, арбалет и пропавший револьвер с шестью пулями.

она заходится кашлем; её кровь на его рубашке, её кровь на его куртке — почти чёрная, у людей такой не бывает; он вгоняет клинок глубже ей в живот, она кричит снова — это в нём, в сущности, ничего не трогает. белые волосы слились от крови на её правом виске, красный в её зрачках — совершенно отчаявшийся и дикий. он видит её впервые в жизни. она выдыхает, вцепляясь пальцами с острыми когтями в его плечи:

подонок. не могу поверить.

он оставляет всё, кроме револьвера — вместе с распятиями и стопкой запечатанных писем, которые он бросает в огонь, не открывая; бумага сгорает медленнее, чем он надеялся — он успевает пожалеть о решении и убедиться в собственной правоте снова. револьвер ложится в правую руку — помнит о привычках, которых у него никогда не было; помнит о привычках, которые больше не имеют значения.

должно быть.
он не может сказать точно.

её зовут — звали — элизабет эш. он узнает об этом после. судя по всему, они были знакомы — эта часть до него доходит быстро. о том, что ему с этой информацией делать, он имеет представление крайне смутное. они называли её каламити — это кажется ему паршивой шуткой, он прикуривает сигару и выдыхает дым в ночной воздух, — привычки из разряда тех, что почему-то не умерли вместе с его пародией на личность, — она убила пятнадцать человек здесь и ещё двадцать четыре — в городе к западу отсюда; он узнал об этом случайно: никому не нужен ганслингер, но охотник — другое дело. охотники нужны всем, улыбается ему парень за барной стойкой, сейчас — особенно.

она назвала его сукиным сыном—  это кажется ему, в целом, логичным; эта часть не удивляет его слишком — грубо, но естественно. она назвала его джесси маккри — это больше, чем он сам узнал о себе за четыре месяца; он не то чтобы искал намеренно, лицо в зеркале оставалось неизменным, когда он держал бритву у собственного горла; его рука не дёрнулась, пока горели бумаги, исписанные чернилами; она знала его имя, и он все равно убил её — не из желания и не то чтобы из необходимости.

желание умереть естественным быть не может.

он думает, что у подобного равнодушия к собственной личности должна быть какая-то причина, но мысль не занимает его надолго; парень за стойкой благодарит его по-деловому и сухо, пододвигая ему горсть монет, он поднимает стакан с виски за чужое здоровье; парень тоном достаточно холодным, чтобы называть его вежливым, интересуется, как его зовут, он бросает по привычке — как удобно. он спрашивал у женщин до этого, кого он им напоминает больше, они или смеялись, или закатывали глаза, он тогда решил, что попытки найти себя подобным образом — дерьмо собачье, он напился до беспамятства в тот же вечер.

неудивительно, что вы имени своего не помните, кстати, что у вас с рукой — он пообещал прострелить ему глаз, если попробует заикнуться об этом ещё раз. с друзьями у него, он догадывается, всегда было паршиво — даже до всего этого.

хруст под ногами; ломаются ветки, сапог давит старые кости — слишком мелкие, чтобы принадлежать взрослому человеку, в голове мелькает равнодушно: в лучшем случае — собака, в худшем — ребёнок. ему за это не платили, впрочем; одна из женщин на площади осторожно перехватывает его за локоть и спрашивает, зачем ему в красный лес, он улыбается ей в целом достаточно дружелюбно, чтобы её подозрения только выросли. она боится — он смеётся, не может быть, чтобы там жила ведьма, она отводит взгляд в сторону, там что-то хуже, он, к собственному удивлению, ей верит целиком и полностью: из мест проклятых не возвращаются. по крайней мере, не как прежде.

кости хрустят у него под ногами — за деревьями не видно ни луны, ни неба. стеклянный купол над головой, бог однажды устанет и разобьёт его, и небо всё-таки упадёт им на голову, и не сказать, что они этого не заслужили. револьвер на его поясе, шесть пуль в барабане, он успеет выстрелить — не сомневается в этом, — страх обнимает его кости с липкой нежностью, растекающейся по рёбрам — животный и естественный.

движение между деревьями, нескончаемое количество шорохов.
хрустят кости под ногами.

он останавливается — не резко. кладёт руку на кобуру с револьвером; темно, но он привыкает — темно, но он видит достаточно, чтобы заметить лишнее. слишком много. наверняка больше, чем видел раньше. не слышит чужого дыхания и шагов, не замечает даже теней краем глаза. мёртвое имеет дурную привычку быть принятым за часть окружения.

она назвала его джесси маккри.
она его знала, и он всё равно убил её.
в её глазах ему увиделась обида из разряда детских — прямо перед тем, как они уставились безжизненным взглядом на луну в небе.

всем нужны охотники, особенно в такое время.

усмехается:

ведьма сказала, что мне нужно на восток.

он должен ей что-то — должно быть, важное.
не может вспомнить, что именно.

вскидывает перед собой руку с заряженным револьвером — движение отработанное, верное — привычное. в перчатках поначалу не по себе — сталь ощущается совсем иначе под пальцами, — он свыкается быстро; не оставляет себе альтернативы, так и держит левую руку под плащом.

что-то всегда прячется в лесу — вместе со сгнившими трупами и скелетами, украденными из чужих шкафов.

какое у тебя оправдание?

он чувствует чужой взгляд на себе — ему кажется, что давно; он не может сказать точно — он не может быть уверен, что он хорош в таких вещах, но он хорош в охоте, а это примерно одно и то же.

она назвала его джесси маккри.

слишком много шорохов.
слишком мало живого. [nick]Jesse McCree[/nick][icon]https://i.imgur.com/RKItTPd.png[/icon][status]when night comes[/status][character]<div class="lz"><div class="fand">OVERWATCH</div>на теле все метки крестами —  позор; <a href="http://crossreality.f-rpg.ru/profile.php?id=208"><b>сэппуку под сакурой</b></a>, надо ли слов? самый последний уёбок тут надвое режет себя на запад/восток.</div>[/character]

Отредактировано Sombra (2018-12-06 01:27:48)

+1


Вы здесь » crossreality » Другие измерения » сran d'arrêt