Прошло почти пять лет с тех пор, как Алиса уничтожила самый главный кошмар своей жизни. Ангус Бамби — мерзкий насильник и убийца, разрушивший жизнь Алисы и множества таких же детей, как и она. Под личиной детского психиатра он заманивал к себе жертв «несчастных обстоятельств», стирая прошлые воспоминания. Тех, на кого удавалось повлиять особенно сильно, продавал. В прямом смысле этого слова. Детей сирот ведь никто не станет искать, верно? К тому же, когда разум повержен, становишься особенно уязвимым, неспособный мыслить здраво. Все это навязывали им годами, а торговля так и процветала. Для такой скотины, как Бамби, это был лишь еще один путь к заработку, своеобразный бизнес.ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ





Вселенная. Ты посмотри — это же с ума сойти. Ты знаешь, что на небе есть такие звезды, свет от которых идет к нам два с половиной миллиона лет, когда он начал свой путь, тут шастали динозавры. Вселенная настолько велика, что всё, что может произойти, происходит постоянно.
Все самые свежие новости кросса собраны вместе в выпуске от 17.03.

Информация о пользователе

Мы тебя заждались, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.

полезные ссылки

crossreality

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossreality » наши друзья » dial 0-800-U-BETTER-RUN


dial 0-800-U-BETTER-RUN

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

https://i.imgur.com/MbvLnqn.gif

0

2

Партия войны
Пятеро иных, которые не нашли своего места в мирное время. Для них родной дом — поле боя. Они не верят в перемирие.


https://i.imgur.com/eOBbzsS.gif
ФАВОРИТ
612, вампир, I уровень, член совета

Искренне поддержал свержение принца, как и с десяток всяческих высокопоставленных особо до него.
Искренне влюблен в принцессу, как и в любую монаршую особу до нее.
Мягок, учтив, галантен, щедр на комплименты и подарки.
(Способен повести за собой целую армию)

Считает, что в мирное время общество застывает, становится инертным и скучным, деградирует.
Для развития нужна встряска, сильный стресс, критические условия.
Те, кто не выжил, — были не достойны.

Ближе всех к принцессе. Рассказывает ей красивые сказки о том, что лучше перестраховаться.
Это резерв.
Нет, мы не нападаем, мы только показываем зубы, чтобы не напали на нас.
Так нужно, принцесса. Ради общего БЛАГА.

Знаешь, Фишер, больше всего на свете я ненавижу грязь и неопрятность. Меня мутит от старости и болезни. Я думаю, что клуб 27 — лучшее, что случалось с человечеством. Те люди, были правы. Насколько люди вообще могут быть близки к истине.

Впрочем, мы проебались, Фишер, ты в курсе?
Лет 300 назад мы все думали, что овец слишком много, волкам нельзя лезть в открытую — затопчут. И ведь правда затопчут, придумали же Инквизицию, больше своих сожгли, правда, но и нашим тоже досталось.
А теперь что?

Раньше серебро было редкостью, стреляли в исключительных случаях. А теперь я не уверен, что переживу противотанковую гранату.

Они сметут нас, если узнают.
Чистокровных все меньше. Полукровки так себе воины, даже если стараются.
У законников самая сильная армия.
(Но даже она не спасет от прямого атомного удара)

Мы должны были заявить о себе и взять власть. В начале прошлого века у нас бы получилось. Сейчас у нас есть шанс, пусть и крохотный.
Лет через 50 мы в лучшем случае останемся в резервациях.

Пока еще, Фишер, у нас есть Инстаграм и обещание вечной жизни и молодости. Потом они доведут до ума свой CRISPR/Cas9 и у нас не останется аргументов.

Сейчас, Фишер, мы должны действовать сейчас.


http://funkyimg.com/i/2Low4.gif
МУН
231, СУККУБ, II уровень, финансы

Деньги любят счет.
А еще деньги любят оффшоры, госзаказы на оборонку и мировые блокбастеры.
Государство любит налоги, штрафы и пени.
Двор любит рябчиков с ананасами и сумки из последней коллекции Майкла Корса.

Не верит во всякие эйплы и теслы. Зато верит в оптовую закупку серебра и бронежилетов.
А еще в репарации, рабство и проституцию.

К слову, вы знали, что лунный грунт — второй по дороговизне материал в мире?

А вы знаете, каково ебаться с да Винчи?
Вот и я не знаю: поздно родилась, как говорится.
Впрочем, знающие говорят, что не очень. так что немного потеряла.
Гровер Кливленд, к слову, был вполне ничего.

А еще я знаю, каково собирать последние гроши на еду и каково это, когда этих самых грошей на семеро сестер не хватает. И что такое пойти в подворотню с первым встречным, потому что Мари, младшенькая, хочет есть, а вы чертовы полукровки, и Мари вот этого явно недостаточно.

А вы знаете, как пахнет вареная человечина? Ни с чем не спутаешь.

Те самые идиоты, которые утверждают, что не в деньгах счастье, могут поцеловать мой по-прежнему упругий зад.
Деньги помогают выжить. И да, денег много не бывает.

https://i.imgur.com/EYi7d4Y.gif
РАКЕТА
186, перевертыш, IV уровень, связи с общественностью, в миру конгрессмен

Не надо ничего выдумывать. Не надо врать, побойтесь бога.
В этот самый момент кто-то душит котят, а кто-то снимает их с дерева.
Одна раздают гуманитарную помощь, вторые бомбят.
Влюбленный поет серенады, пока сосед насилует собственную жену этажом ниже.
Не надо ничего придумывать: достаточно повернуть луч прожектора и высветить нужные участки. Люди сами поверят и сделают выводы.
Хотите, через пару лет блондинок будут считать самыми главными умницами? Хотите? Не вопрос.
Правда вот только окно овертона работает в обе стороны.

Верит в силу слова. Верит, что словом можно убить. Свято верит, что общество не может функционировать без внешнего врага. Если того нет, его обязательно нужно придумать.
А как иначе мотивировать граждан покупать облигации?

Ты вообще идиот?
Нахуй мне эта нефть не сдалась. Нет, я понимаю, что я туда уже 40 лет вкладываюсь, и про экономику США тоже понимаю. Но не в этом же дело, дубина.
Проще всего прятать остатки после пиршества за ковровыми бомбардировками.
Семейство Лазаме помнишь?
Ну, упси, от РПГ даже первый левел не спасает, да? Ага.
Принцессе вон рагу очень понравилось.

Нет, ну а что Европа? Их самих же никто не трогает. Или ты думаешь там лягушатников с бриташками не было?

Законники тем более ничего не скажут. Многие не в курсе, остальные психи без доказательств. Наговаривает, порочат честь и достоинство граждан Хаоса.
К тому же, ты ж не думаешь, что самолёты с бойцами встречают жены в нарядных платьях с толпой журналистов.
Да нет, многие возвращаются. Большинство тайно только, по бумагам они давно мертвы.

Я ж им говорю: будете элитным отрядом. Самым элитным из элитных. Лучшие докачаются до 3 уровня, а то и...

У Фишера вон чего. Целый отдел, но это ж мелкая рыбёшка на прикорм боевого мяса.
А если до совсем серьезного дойдет?a
А у меня отрядик уже готов.
Смотри, дубина, как я здорово все придумал.
Нефть, нефть. Ну ее к черту.

0

3

нашелся

дата рождения и возраст:
01/04/1819 119 лет
вид; уровень:
маг, IV уровень

лояльность:
двор порядка;
род деятельности:
старший сотрудник отдела лицензирования

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ

Артур создает впечатление человека, которого изрядно помотала старушка жизнь. На его лице отпечатанно золотое "я видел некоторое дерьмо - меня уже ничем не удивишь" и для того, чтобы отпало всякое желание с этим спорить, достаточно одного взгляда. Многие говорят, что для своего возраста он выглядит слишком старо, на что иной парирует - в моем возрасте нормальным людям положено покоится в урне с прахом, а не землю топтать, другими словами, я еще хорошо сохранился. Сложно представить себе, что хоть что-то может вывести его из состояния пермоментной и крайне агрессивной механхолии. Если инквизиторы двора порядка вооружены мечом Нуаду, то его оружие - филигранный сарказм, вскормленный житейским опытом, способный отразить любые нападки и подарки судьбы. Но потом в его жизни появляется Дина и метафизика всего мира летит к херам. Артур заваривает седьмую кружку кофе за утро и закуривает, не отходя от рабочего места. Кажется, он потерял свой долбанный дзен.
За свою длинную жизнь он чем только не занимался. Какое-то время тешил себя надеждой, что сможет пожить среди людей, работал детективом полиции в Эдинбурге, затем перебрался в Глазго и честно отрабатывал полученное в области юриспруденции образование. С некоторой периодичностью в разные времена под вымышленными псевдонимами писал книги - посредственные сопливые романы, пользовавшиеся большим спросом среди дамочек за тридцать и сатирические повести - но когда к перу потянулась Стефани Майер, а следом за ней и Эрика Джеймс, авторитетно заявил, что он выходит из игры. Участвовал в Дюнкеркской операции, а после входил в круг доверенных лиц при Черчилле. Заведовал финансами Уорхала и помогал великому Дали в создании его скандальных фильмов. Поработал в телефонной службе психологической поддержки и перешел на работу при дворе, пополнив ряды аналитиков. При переводе в Портленд был назначен в отдел лицензирования. В общем, жизнь его и правда помотала из крайности в крайность.3
У Артура была семья - красавица жена из породы людей и пятеро дочек - но всех их забрали война и время. Маги, конечно, в основном старались держаться подальше от человеческих разборок, только он думал, что будет жить в обход общепринятого порядка. Когда снаряд сровнял с землёй их уютный дом на Флит-стрит, заживо похоронив Элайзу с тремя младшенькими, добровольцем ушел на фронт. Говорит, искал легкой смерти, но та динамила его, как могла. Вредная оказалась особа. Для старших числится пропавшим без вести, встречи с внуками искать не стал, восьмого мая сорок пятого похоронив свою человеческую составляющую. Какое-то время еще пытался свести счеты с жизнью как таковой, бросал себя в горячие точки и с попеременным успехом находил причины для того, чтобы остаться на этом свете. Кишка оказалась тонка. Снова и снова проходил адоптацию в обществе и старался интегрироваться с миром, но довольно быстро бросал это дело. От того, наверное, такой достаточно сумбурный и бессвязный послужной список за плечами.
Какое-то время очень долго и основательно постигал магическую науку. Преуспел на фронтах ментальной магии 4 и, обладая большим потенциалом, мог достичь завидных высот, но остановился на пятом уровне силы, сознательно ограничивая себя. Говорит, наскучило. Может, это правда, а может Артур просто боится, что полноправно войдёт во вкус и уже не сможет остановиться, как это вышло с твиттером. Сказал, что зарегистрируется "просто ради фана", а сам до сих пор постит по три язвительных сообщения в день и может похвастаться большим количеством подписчиков, среди которых сменилось уже не одно поколение, заявляющие "стенографист Моисея уже не тот". В основном пишет о том, какие люди идиоты и, в целом, всегда прав.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

Относительно недавно в отделе лицензирования появилась новенькая - дочь главного инквизитора двора - и, как старший, Артур стал заниматься вводом в курс дела. Звучит абсурдно, понимаю - чему там, собственно, учить? На самом деле он был приставлен для того, чтобы контролировать Дину, от которой сам черт не знает, чего стоит ожидать. Бывший инквизитор то и дело взрывается праведным гневом " ты серьезно дашь этому ублюдку в третий раз за эту осень сожрать ребёнка?!", заваливает тонной вопросов и сетует на несправедливость мироздания, плюс то и дело пытается влезть в дела бывших сослуживцев. Типа они без неё не справятся, ну конечно. Девочка, угомонись, тебя уже перевели на скамейку запасных, скажи спасибо, что и вовсе не списали. Артур с выражением лица, заставляющим многих игроков в покер изойти на говно от зависти, за шкирку оттаскивает её от неприятностей. Ему плевать, какие у ведьмы фамилия, заслуги, психологические травмы, кто её отец и как часто сам принц заходил к ним на ужин. Он терпеливо и обстоятельно учит её быть взрослой, игнорируя истерики и прочие выплески юношеского максимализма, которые не у каждого иного проходят к пятидесятилетию. Но видит бог, не ровен час и он взорвётся. Не сегодня, так завтра.
Дина обязательно вытащит его из зоны комфорта. Своей инфантильностью, разбавленной хоть и редкими, но меткими проблесками разума, доставшимися ей не по возрасту, она меняет мир Артура камень за камнем. Когда-нибудь он поймёт, что эта бравирующая девочка, заставит его влюбится и задуматься о том, что в круговороте бед и обид должно оставаться и место и время на простое человеческое счастье. Ну а пока, мисс Брекенридж, будь добра, выдай этому сосуну лицензию и прикуси язык. Быстро, блять.
1 меняемо по вашему желанию и усмотрению;
2 предлагаю прототипом брать Бродчерч; вы, разумеется, можете сменить внешность, но лучше не надо, Дэвид клёвый;
3 послужной список приведён для примера, ему не обязательно следовать "от" и "до", просто это первое, что пришло в голову, на момент составления заявки. и да, это не самое странное, что в неё когда-либо приходило;
4 можете брать что-то отличное менталистике, но с таким пофигизмом это, пожалуй, самое точное направление. всегда можно попробовать уйти немножко в Килгрейва, а с характером Дины прям вот очень нужен мастер над мозгами;
в качестве вдохновения, помимо "Бродчерча" или "одиного отца", предложила бы сказки Шварца - "обыкновенное чудо" и его волшебника, "дракона" с его ланселотом, но дело ваше;
пожалуйста, прям очень пожалуйста, не делайте из него гея. эта история не про то.

ПРИМЕР ПОСТА

Настроение у Дины – хуже не придумаешь. Она тенью бродит по своей крохотной квартирке с половинником в руке и цепляет все острые углы, не придавая этому какого-либо значения. Её маршрут до безобразия прост: расстеленный диван перед телевизором, кастрюля на кухонной плите, узкое и высокое французское окно с видом на переулок, диван. В кастрюле жалобно булькает вязкое варево, Дина убавляет огонь и пробует зелье спокойствия на вкус. Недовольно кривит губы. Всё еще горчит – о «Выше Ожидаемого» на уроках Слизнорта можно только мечтать – но со своей задачей справляется. Во время своего очередного паломничества к кастрюле ведьма бросает взгляд на раковину, в которой обглоданными костями белеют осколки разбитых тарелок, и невольно морщится. Ей не хочется вспоминать об их с отцом разговоре – будь на то воля Дины, она бы скомкала его, как испорченный черновик, и выбросила в урну – но подсознание вновь и вновь подсовывает свежие напоминания. Содержимое штрафного половника проваливается в полупустой желудок. Дина закрывает рот ладонью в надежде не выблевать горчащую микстуру, топчется босыми ногами на месте и запрокидывает голову назад. Когда с рвотным позывом покончено и желудок прекращает судорожно сжиматься, по телу разливается лидокаиновая волна холодного безразличия. Ведьма бросает половник в раковину и выключает конфорку. Лучше уже всё равно не будет.

Когда Оливер появляется на пороге её квартиры, девушка почти механически целует его в щеку, пропускает внутрь.

Я захватил пиццу. Две пиццы. Возможно, даже не помял, - Дина магическим пасом закрывает за инкубом дверь и бесцветно улыбается, пожимая плечами. Принимает коробки и бездумно таращится на этикетку. Если бы в ней был зашифрован ответ на извечный вопрос «что делать?» это было бы очень любезно со стороны papa john’s.

- В Нью-Йорке говорят, что помятая она вкуснее, - в тон улыбке парирует, хотя в этом нет никакой необходимости. Апатичное забвение спадает с плеч, точно кружевной палантин, создающий не столько иллюзию одежду, сколько формальную галочку для морального успокоения. Девушка пытается храбриться наперекор принятому в ненормальных размерах зелью, заодно вспоминает, почему позвонила Хейзу, и поднимает на него изумленный взгляд.

Надеюсь, у тебя есть в холодильнике что-то еще, кроме мороженого.     

Почему-то ей кажется, что Оливер говорит про еду. Последнее время Брекенридж так часто появлялась дома, что не станет удивляться, если они обнаружат в холодильнике повесившуюся мышь. Эпизоды её новой жизни развивались с той стремительной скоростью, что не подразумевает под собой даже мысли о ланче, что уж говорить о полноценном отдыхе или неспешном ужине в кругу семьи. Разумеется, пойди успей наломать столько дров, сколько у неё получилось – в самую пору приставить к награде героя производства. Ведьма морщится и неопределенно пожимает плечами.

- Честно, я давно этот ящик Пандоры не открывала, - по ней, в сущности, заметно. Хоть Дина никогда и не была «звонкой» или «тонкой» - как, впрочем, и "пышкой" - но сейчас пожалуй могла составить конкуренцию некоторым моделям с парижской недели мод. В выразительности синяков под глазами и впалости скул так уж точно. Она плавно опускает коробки с еще теплой пиццей на столешницу и кивает в сторону холодильника – открой, мол, проверь. И даже не думает краснеть, когда эмпирическим путём выясняется, что вместо стандартного набора продуктов, в дверце стоит баночка витаминов с iherb, четвертинка лимона и две бутылки – одна наполовину полна джина, вторая с виски еще не открыта. А еще она не думает, что для молодой девушки крайне неприлично встречать гостя в безразмерной мужской толстовке, едва касающейся середины бедра, и безобразных боксерах calvin klein. Но Хейз – свой, с ним можно не парится.

- Очень давно не открывала, - кисло резюмирует ведьма и чувствует немой укол совести. Перестает заглядывать ему через плечо и цепляется взглядом за рыжую макушку, - Оливер, скажи мне, что я не отвлекла тебя от важных и интересных занятий.

Не вопрос, не просьба – наверное, надежда на утверждение. Дине очень хочется, чтобы так оно и было, а еще ей хочется рассказать инквизитору, почему она вырвала его из зоны комфорта и попросила приехать к ней как можно скорее, но ведьма этого не делает. Всё дело в том, как Хейз выглядит. Есть в его ломанной симметрии что-то такое, что на расстоянии вызывает доверие и желание если не исповедаться, то зачитать по памяти эссе на тему «как сильно я обосрался по жизни». Создается впечатление, что он сможет понять и даже самый откровенный фейл преподнесет с изяществом Дилана Морана. Стоит же подпустить Оливера ближе, как его неуклюжесть и суматошность покорит с первого жеста и всё дерьмо отправится на второй план. Рядом с ним чувствуешь себя подростком, который всё еще верит, что свернёт горы и победит дракона.

Если бы это было разрешено на законодательном уровне, вместо кота или собаки, Брекенридж завела бы себе Хейза. Хотя, люди, наверное, называют это отношениями, но в отношения иная предусмотрительно влезать не хотела. С неё было достаточно одной влюбленности в сто лет, да и ничего такого близкого, подразумевающего переходы в горизональ, не хотелось.

Осознав, что слишком долго пялится на инкуба и пропускает мимо ушей какой-то заданный им вопрос, Дина опускает взгляд вниз и открывает верхнюю коробку.

- Ты какую будешь? – спрашивает, проглотив тугой комок подавляемого отчаяния, - или они одинаковые? Там в верхнем ящике должен быть нож, но он, полагаю, тупой до безобразия... Как сам, как клан?

Отредактировано Ambassador (2019-01-06 17:29:40)

0

4

СРОЧНО ТРЕБУЕТСЯ ЕДИНСТВЕННАЯ ДОЧЬ
Электра Кроуфорд
https://i.imgur.com/ozH1At5.gif https://i.imgur.com/duIFXEp.gif
emma roberts

дата рождения и возраст:
147 лет
вид; уровень:
ведьма; V/IV

лояльность:
двор хаоса
род деятельности:
на выбор

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ

важное из анкеты

В тысяча восемьсот семьдесят первом году, когда они уже вернулись в Лондон ко своим должностям, рождается Электра — единственная и любимая дочь четы Кроуфордов. Правда, проходит все далеко не так гладко, как хотелось бы. Медицина ни к черту, да и они, впервые погрузившиеся в мир ответственности и родительства, ошибаются. Не доглядели где-то, но как итог — смерть единственного чада, которое было так любимо ими. Вергилий действует сразу — знает о сидхе много, как и о том, где достать заклятие оживления, которое могло помочь им. Уже будучи к тому моменту на третьем уровне, Вергилий уходит в Тень, оставляя свою супругу следить за ребенком, дабы просить о помощи у сидхе. Он понятие не имеет, почему они соглашаются рассказать ритуал, но и просят нереальную плату, которую Вергилий готов дать — стать вечным должником сидхе. Потом, когда ритуал воскрешения оказывается проведен, а дочь оживает на их глазах, они еще долго обсуждают эту плату с Верджинией, поклявшись никому не рассказывать об этом эпизоде их жизни.
После воскрешения резьбу Вергилия немного срывает: он окружает свою дочь заботой и любовью такой, что это граничит с гиперопекой еще даже в детском возрасте, но со временем все только ухудшается.
Он просит о переводе в Портленд в восемьсот восемьдесят четвертом году, когда их дочери исполняется десять лет. Все проходит почти без проблем: прекрасные рекомендации, да и опыт. Через года три он попадает в группу «дельта». Мать с ними не едет — пребывающая в шоке от того, как сильно ее любимый муж забил на нее, отдавая себя дочери, она остается в Лондоне, но не подавая на развод. И сложно было не понять ее, ведь в этой семье дочери было можно все: хочешь золотые носки? Не вопрос, достанем. Туалетную бумагу с сердечками? Похуй, что сейчас девятнадцатый век и ее изобретем. Черной магией? Конечно дорогая, следы все замету. В итоге такое воспитание дало не самые лучшие результаты. Он действительно любил ее, даже больше, чем работу, поэтому уход к хаоситам больно ударил по нему.

Электра знает: если она попросит отца принести ей корону Двора Порядка — он принесет. Но слава богу, она не просит.
Электра знает: если она захочет мир во всем мире и пончики с золотой посыпкой — он организует. Но слава богу, она хочет только второе.
Электра знает: если она укажет пальцем на неугодного, то неугодного уже не будет. И это случалось не раз.
Чего Электра не знает — это откуда такая любовь. Гиперопека на грани фола, которую не выдержала даже мать, оставив их на попечении друг у друга. Она не знает про воскрешение и то на какие жертвы для Сидхе он пошел ради этой тайны. Она не знает, что над отцом, как дамоклов меч, весит возможность разоблачения — ритуальная магия такого уровня запрещена, ибо они не боги, чтобы играть с жизнью и смертью. Электра вообще много чего не знает, потому что живет в коконе заботы и вседозволенности. Личная квартира (но она все равно живет в доме с папочкой, ведь тогда можно вытрясти чуть побольше деньжат, ибо он никогда не отказывает), машина, гардероб, обучение в университете, который только захочет Электра. У нее есть все. И это даже не метафора. Не золотая клетка, где прутья давят и мешают взлететь.
Электре все это надоедает? Или нет. Вергилий не лезет ей в голову, позволяя жить своей жизнью. Но скорее всего надоедает, и ее, наверное, можно понять.

Тысяча девятьсот шестьдесят второй год становится роковым для них обоих. Этот семейный ужин застревает в памяти навсегда, когда Электра говорит, что хочет перейти к хаоситам. Вергилий молчит. Слушает ее аргументы (она считает, что они весомые, почему папочка так зол, ей непонятно), но не смеет перебивать. Она говорит и говорит, расписывая все прелести Ямы, Хаоса. Ей кажется, что отец не посмеет отказать, ведь она его любимая дочь. Ведь ради нее он готов на все.
Вергилий отказывает. Вергилий пытается привести аргументы, но для нее они пустой звук. Вергилий отказывает ей впервые, и истерика — закономерный исход событий.
После того ужина приходит проводить мелкий ремонт гостиной и закупать новую мебель.
После того ужина Электра исчезает из его дома и не выходит на связь. И пока Вергилий не понимает, где и как он упустил свою дочь, Электра взращивает в себе злобу и ярость на то, что он посмел ей отказать.

Они не видятся ни разу с того времени, пускай Вергилий и пытается выйти на контакт.
Электра считает себя преданной, а Двор Хаоса не принимает ее с распростертыми руками — ее отец один из высших чинов Порядка, глава ВСБ, да и не тот, кто когда-либо жаловал хаоситов — ей приходится адаптироваться.
Электра считает себя преданной и хочет мстить, а нет ничего лучше, чем ударить по близкому человеку. Мэрид Оруэлл — вторая после дочери любимая женщина у Вергилия, о которой он заботился, словно о родной и которая заботилась об Электре.
В девяностом году она убивает ее мужа. Не своими руками, конечно же. Ее руки слишком чисты и изнежены, поэтому она делает то, что делала всегда: просит. Соблазняет и обещает горы любви и тепла. Тот иной верит, тот иной, кажется, влюблен в Электру, поэтому делает все, что она хочет. Об этом никто не узнает.

Тот акт мести не приносит облегчения, а любовь к отцу граничит с ненавистью к нему. Она все еще не выходит на контакт.

Она адаптируется удачно — это удивительно и для нее, и для Вергилия, который не сдерживается и все же начинает следить за дочерью. Она чувствует себя во Дворе Хаоса прекрасно и жалеет, что отец не поддержал ее. Она хотела бы видеть его рядом, но в то же время, не хотела видеть никогда.
Второй удар она наносит не так давно (мысли о мести только больше взращиваются за эти годы, а желание доказать что-то и испортить жизнь любимому отцу и его окружению не отпускает ни на миг), когда Мэрид снова выходит замуж. На этот раз покушение не удается, и это только больше злит Электру.
Она считает себя преданной дважды. Брошенной, преданной и использованной собственным отцом.

Она ненавидит его, но хочет вернуть то время, когда их идиллию не могло не нарушить ничто.

Он все еще любит ее и надеется на возвращение в отчий дом.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

- Внешность можно изменить, имя не желательно, потому что оно фигурирует и в анкете и в отыгрышах, но если очень сильно хочется, то сначала сообщите мне.
- На дочь есть большие планы у меня и у Мэрид. Но вообще полный карт-бланш на остальную сюжетку. Хотите быть верной Адонии и уничтожать неверных, а может не согласны с нынешней политикой и хочется обратно в двор порядка? Решать только вам.
- Посты пишу долго, будем честными. Если вы перегораете после двух недель ожидания, то я вас сильно огорчу. Присылайте пост, стучитесь в гостевую, свяжитесь прежде, чем писать анкету, я вкину в вас интересующую инфу. Все организуем.

ПРИМЕР ПОСТА

Вергилий жил прекрасной размеренной жизнью, которая радовала его каждый божий день и дарила спокойствие и любимое дело. Курса эдак до второго, естественно. Он понятия не имел с какого момента его жизнь покатилась в то, во что она прикатилась, но примерно предполагал, что с тех самых пор, как познакомился с Джессикой и благополучно сыграл свадьбу. Затишье перед бурей и иллюзия светлого будущего — он никогда так не ошибался, когда верил в то, что проживет жизнь обычным психиатром и защитит докторскую или кандидатскую там. И эта фатальная ошибка стоила ему нервов, но лучше бы жизни.
Он был практически уверен (процентов эдак на девяносто), что началось все именно с жены, а дальше по накатанной: группировка, протестные движения, люди вокруг, развод, предательство и Оливер. Что более ахтунговое сказать было сложно. Еще с самого начала, когда никто не вламывался к нему домой в часов пять утра, вскрывая замки поджирая продукты в холодильнике, Вергилий мог с уверенностью сказать, что, конечно же, группировка. Он и думать не мог, когда поступал на врача, что в итоге возглавит де-юро террористов, что, в общем-то, неудивительно. Вряд ли бы нашелся какой-нибудь ребенок из богатой семьи и всем тем, что душа пожелает, думающий: «о да, террористы это самое то. Еще бы долбоеба с опасной способностью себе приручить и вообще по красоте». Это его и сгубило.
Уверенность в собственной стабильности в жизни как-то не давала смотреть на ситуацию здраво, а оглянувшись уже и не скажешь, когда он осознал масштабы катастрофы, которую изменить уже было нельзя. Ибо фактически он вне закона, а шутки про педофилию и пустой холодильник — стали обыденным продолжением или окончанием дня, все зависело от времени суток, когда Оливеру ударяла моча в голову, а сдержать свои неуемные поры было уже невозможно. И не то, чтобы он жалел о подобранном Оливере, который был, как чистый лист — только успевай обрабатывать — но все же иногда желание запихнуть его в колодец и заставить там просиживать остатки своей недолгой жизни, постепенно заливая его водой, перевешивало все нормы морали, нравственности и прочей шушеры, которую так пытались вдолбить родители каждому ребенку, как только он учился нормально ходить. Но косплеить Эстр из Шерлока хотелось меньше всего, поэтому он просто уходил в бар, находя там молоденького мальчика и девочку — главное глянуть паспорт, потому что затяжные суды с изнасилованием несовершеннолетнего — последнее, что ему хотелось бы — и топил после все свои мерзкие и успокаивающие порывы.
Правда, иногда эти порывы топились не до конца, помахивая с самого дна своими ручонками и напоминая о себе. Например, в такие моменты, как сейчас.
Громко хлопнувшая дверь — знак того, что у кого-то шило в жопе активизировалось — заставляет Уильяма подскочить с кровати так, будто это его родители зашли к ним на огонек. Возмущенное «ты же говорил, что не женат», Вергилий прослушивает. Ржет только мысленно, отправляя Уилла в список тех, кто думает, что трахать с молоденькими и просто мальчиками могут только женатые и серьезные мужчины, у которых под пять детей и кредиты на миллионы. Это, все же, было обидно — ему-то казалось, что впечатление такого человека он не создает.
Следить за концертом не то, чтобы оно удовольствие, но желание прервать его вспыхивает на первых фразах про марафон и сходит на нет. Будь это что-то не такое важно, то Оливер бы не стал выпроваживать кого угодно из дома Вергилия с таким рвением, а значит это что-то казалось их группировки, ибо других совместных и важных дел у них двоих не находилось.
Смотря на растерянный вид Уилла, который ожидал жены с выводком детишек, а получив вместо этого сомнительного пацана такого же возраста, как он сам, даже смеяться не хочется. Хочется просто глаза позакатывать и смотреть на Оливера пронзительно и укоризненно, но этого он не делает — знает, что не сработает. Поэтому просто откупоривает бутылку вина и наливает в свой бокал. Поесть они как-то ничерта не успели, зато успели обсудить нынешнюю политическую обстановку и равенство мутантов и людей — смышленый парень попался и интересный, даже жаль его вот так провожать вместе с Оливером и извиняться из-за срочности возникших дел.
— Ты…
А, ну конечно же
Сказать он ничего не успевает, поэтому просто приходится тяжело смотреть на Оливера в надежде пробудить хотя бы немного совести, прекрасно зная, что это бесполезно. Но дело, на удивление, оказывается действительно важным, поэтому где-то посередине монолога с возмущениями, он осушает свой бокал и достает из холодильника контейнер со свининой и брокколи — здоровый ужин посреди ночи сомнительно здоровый, но жопой чувствует, что это первая еда Оливера если не за сутки, так за полдня точно — и закидывает в микроволновку.
— Кто?  — он достает чистую тарелку с вилкой и ставит перед Оливером, туда же рядом опускается стакан с соком.  — Если русские, то нахуй посылать нельзя, как и внутренних спонсоров. Не трогай, оставь все как есть. И кстати, ты это мог бы это и написать мне в сообщении, а не отрывать меня от важных дел. Свинину не безвкусную сам достань из микроволновки.

0

5

неактуально

it’s been years since anyone could be a friend
it’s the fear that kills the feeling in the end
can we face it? can we shape it? can we really die?

дата рождения и возраст:
На выбор игрока, в пределах 200 лет
вид; уровень:
Маг, III-II (нужно согласовать с амс)

лояльность:
Двор Порядка
род деятельности:
Владелец лесопилки в полусотне миль от Портленда, артефактолог и специалист по темной магии

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ

1994, церемониальный зал двора хаоса
В эту ненастную ночь главный зал заполнен гулом сотни голосов — сегодня выносят приговор осужденному. В ответ на призыв судей многочисленная собравшаяся публика, цвет представителей Двора Хаоса, поспешно замолкает. Снедаемый сотней взглядов, Эйнар смотрит прямо перед собой, время от времени его лицо искажает неопределенная гримаса раздражения и глубокой озабоченности. Его руки расслаблены, блокирующие чары надежно сковывают тело. Спустя лишь несколько мгновений судьба обвиняемого, наконец, разрешается — Двор Хаоса более не видит его своим подданным. Эйнар лишается метки. Со стороны доносятся одобряющие возгласы и едкие шутки прежних завистников и недоброжелателей. Еще бы, искусный маг, хитрец и игрок, опытный артефактолог и практикующий мастер темной магии теперь — высокоуровневый отступник, на убийстве которого можно вполне себе неплохо подняться. Голоса спрашивают его: стоило ли, Эйнар, заходить в своих исканиях так далеко? Стоило ли, Эйнар, отдаваться во власть своего тщеславия? Губительная неосторожность, всего лишь досадный просчет, поведший за собой последствия чудовищной тяжести. Перейти дорогу Двору Порядка — откровенно плохая идея. Сделать это с использованием темной магии — идея и того хуже. Эйнар медленно разворачивается и покидает церемониальный зал, в спину ему летят оскорбления и гогот.

2000, задверье
Когда круг преследователей начинает опасно сужаться, маг привычно ныряет в тень. Коварная и губительная в своей сути, она обыкновенно проявляет к нему милосердие и служит подспорьем в борьбе за жизнь. За годы, проведенные в изгнании, Эйнару довелось отразить не один десяток покушений на свою ценную шкуру, выйти живым из множества схваток, подолгу залечивать раны, балансировать у самого конца всего и вновь набираться сил, восстанавливая себя по осколкам и крупицам. Тень жадно пьет истощенные резервы и насылает кровожадных тварей, но Эйнару зачастую кажется, что те — компания куда лучше, чем очередные охотники за его многострадальной головой. Выждав время, он возвращается в Задверье и попадает прямиком в безлюдный переулок. отсюда он направится в одну лавку за кое-какими полезными вещами и ни на минуту не перестанет внимательно следить за обстановкой вокруг. Тавро отступника, кровоточащая отметина вожделенной наживы жжет похуже раскаленного металла, извращая натуру мага — стремление выжить вытесняет из сознания едва все прочие мысли и чаяния, оставляя лишь стойкий металлический привкус во рту. Порой на смену ему приходит усталость и безразличие, они мягко и настойчиво заключают Эйнара в тесную одиночную камеру, в которую извне не может проникнуть ни свет, ни звук, ни чувство.

2007, резиденция двора порядка
В зале царит напряженная тишина и Эйнару временами кажется, что она оставляет на нем аккуратные, предельно вежливые порезы. Оживленные переговоры, а сразу за ними долгое молчание — в эту самую минуту высшие чины Двора решают его судьбу. Маг остается недвижим, но его разум хаотично мечется от одной мысли к другой в смехотворной надежде на благополучный исход дела. Некоторое время тому назад его давняя соратница, тень, снова оказалась невообразимо благосклонна, подстроив поистине исключительное происшествие. Хитроумная тварь, нацелившаяся на ослабленного схваткой законника-инквизитора, была навсегда успокоена Эйнаром в долгом и изматывающем поединке. Вес этой заслуги вкупе с уникальными навыками и огромным опытом мага соединились в самое вожделенное, что то только можно себе представить — его изгнание, наконец, закончилось. Не в силах сразу поверить в реальность произошедшего, Эйнар выслушивает внушительный список оговорок и требований: Двор Порядка формально делает мага своим подданным при условии непрерывной службы до самого конца его долгих дней. Двор Порядка назначает Эйнару исследовать опасные артефакты, созданные при помощи темной магии, извлекать из них полезные сведения или уничтожать их вдали от людей, применять свое знание для расследования случаев использования незаконных чар, с благодарностью выполнять свою работу и не требовать ничего взамен.

2018, дом у гор
Затейливый деревянный амулет в форме лошадки отправляется на полку к остальным вещицам — Эйнар коротко усмехается, проводя пальцами по искусно вырезанной гриве. Он мастерит безобидные артефакты с тех пор, как поселился здесь, в полусотне миль от Портленда, в доме при старой лесопилке. В округе больше никого нет. Нестройные ряды фигурок зверей и птиц — совсем не простые игрушки. Маг наделяет каждую своими индивидуальными колдовскими свойствами, но никогда такими, что могут причинить вред. Эйнар помнит, что любая его провинность поведет за собой лишение подданства и на этот раз продержаться долгие годы в статусе отступника ему уже не доведется. Внутри как будто бы давно задушены все честолюбивые порывы, должно статься, забыты прежние стремления обрести истинное могущество. Словно услышав неясный зов, маг кидает острый взгляд в сторону подвальной комнаты — там, под домом, под неусыпным надзором мощных охранных чар, дремлют искусственным сном бессчетные черные артефакты. Их совокупная сила ужасна. Уничтожение некоторых требует выполнения сложных ритуалов, к иным подступиться случается лишь спустя месяцы тщетных попыток раскрыть суть. Обязательство перед Двором крепко держит Эйнара. Порой он отдается во власть гнева и бессилия, вспоминая неоконченные дела и несведенные счеты, оставшиеся позади, в реальном мире. Порой он вновь находит себя в той самой одиночной камере. Солнце восходит над горами каждый день. Внутренняя борьба не оставляет его ни на минуту. 

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

Как вы могли заметить, я не упоминаю ровным счетом ничего о взаимоотношениях героев. В первую очередь, очень хочется видеть на форуме такой самобытный персонаж, а остальное уже вторично. Со своей стороны хотелось бы в осторожную дружбу с перспективой соулмейтства. Оба персонажа доверху полны всяческого искусно прикрытого дерьма, которое совершенно необходимо раскрыть и переработать к чертовой матери. Эйнар может найти в вере благодарного слушателя тысяч историй из его очень долгой жизни, Вера же может помочь ему расквитаться с прошлым и внесет некоторую легкость и новые краски в будни Эйнара.
Этот набросок вы можете в плане биографических деталей крутить как угодно, само собой. Единственное — путь персонажа от хаосита до отступника и до подданного Двора Порядка со всеми упомянутыми условиями согласован с амс и менять его нежелательно. Мой стандартный размер поста — 4к, частота — раз в неделю. Ставка на максимум взаимодействия между персонажами. Приходите с пробным постом :3

ПРИМЕР ПОСТА

смотрите здесь

Отредактировано Ambassador (2019-02-21 00:37:57)

0

6

забрали

ТРЕБУЕТСЯ БЫВШАЯ ЖЕНА
Кассандра Агуэро (если не сменила фамилию)
https://i.imgur.com/eZv1q3F.png
jessica biel

дата рождения и возраст:
276 лет
вид; уровень:
маг не ниже IV уровня

лояльность:
двор порядка (двор хаоса также допустим)
род деятельности:
сотрудник медицинского блока (не принципиально)

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ

Кассандра думает, что у гостя их отца жуткий акцент и ему проще говорить уж на своем испанском – хозяева дома все равно поймут, что, конечно, не скажешь о прислуге. Наблюдать дольше минуты за мучительными объяснениями Агуэро у неё не получается – девушка объясняет служанке сама, что требует их гость.
Беседы на родном языке Вилескаса становятся привычным делом, пока он гостит у них (их отцы, оказывается, когда-то были неплохими друзьями).
В один из таких разговоров Кассандра узнает, что родители Вилескаса погибли (убиты, точнее – в разговорах с ней он весьма честен), что его родной дом сгорел (да, он знает, кто совершил поджог, даже слишком хорошо знает – Кассандра решает уточнить подробности чуть позже), что он попросту сбежал от прошлой жизни (Кассандра решает не лезть под кожу, будучи уверенной, что они еще успеют все обсудить, а если нет – узнает остальное от отца). Тем не менее, Вилескас не похож на мрачных героев романов, побитых тяготами жизни, что её, безусловно, радует.
Когда он застает её за изготовлением артефакта для младшей сестры, то учтиво предлагает свою помощь – тут же добавляет, что ни в коем случае не хочет выразить сомнение по поводу её способностей.
Кассандра соглашается.

Вилескас способный ученик, и языки оказываются для него не такой большой проблемой, как ожидалось изначально. Наблюдая за ним, Кассандра ловит себя на том, что уже знает, как прекратить его скитания в поисках чего-то нового – будучи лояльной Двору Порядка, она уверена, что Агуэро себя там найдет.
Вилескас умеет прислушаться (это радует), хотя в некоторых вопросах становится жутко принципиальным, особенно когда начинает спорить с её отцом (это немного раздражает), но кто же идеален? Из Агуэро рыцаря бы, конечно, не вышло, но Кассандре это и не нужно.
Кассандра уже давно не верит сказкам, поэтому не расслабляется лишь из-за того, что Вилескас готов выполнить почти любое её пожелание, даже после свадьбы. На первую годовщину он дарит ей кольцо с сапфиром, магически он оказывается связан с печаткой на его руке, артефакты работают в две стороны – нагревается, когда маг просто хочет напомнить другому о себе, и охлаждается, когда один из них в опасности.
Кассандра, кажется, действительно счастлива.

Она смотрит на выложенные игрушки на стол, на глупую улыбку и настороженный взгляд мужа (будто ребенок, ждущий оценки своих действий), чувствует легкое беспокойство, но списывает все на беременность, и рефлекторно кладет ладонь на живот.
Она говорит, что покупать что-то заранее – плохая примета. Вилескас удивляется, отвечая, что она вроде никогда не верила подобным вещам. Спор дальше легкой перебранки не переходит, потому что игрушки Кассандре нравятся. Она раскладывает их возле кровати и старается не думать о том, что все может пойти не так.
У Кассандры никогда не было какой-то особенной интуиции, но это «что-то не так» все-таки происходит.
Все идет настолько не так, что она обращается даже к глубинным резервам своей магической энергии, лишь бы довести начатое до конца.
Она не понимает причину ужаса в глазах Вилескаса, смотрящего куда-то вниз, пока не опускает взгляд сама и не замечает алые пятна на своей сорочке.

Повреждения оказываются непоправимыми. Все неутешительные вердикты Кассандра слышит от супруга, когда приходит в себя через несколько дней (она потеряла сознание прямо там, едва увидев кровь).
Она не помнит, как уже оказалась дома, но помнит, как попросила его задернуть шторы и оставить её одну.
Она пытается убедить себя, что справится с этим. Они вдвоем справятся, ведь Вилескас никогда не уходит, она слышит его беспокойные шаги и даже пытается немного поесть, поддавшись его уговорам. Еще не конец, чудеса ведь все-таки случаются даже в их мире. Они же маги, достаточно сильные маги, чтобы исправить все, что случилось.
Вилескас сам предлагает переехать на другое место, на что Кассандра соглашается без колебаний. Они действительно пробуют разные способы, ритуалы, зелья и заклинания, чтобы у неё вновь получилось забеременеть – но все тщетно. Они – прости, Господи – даже обращаются к медицине смертных, но врачи лишь разводят руками.

Кассандра не может простить себя за то, что сделала, хотя понимала – она не могла иначе. Хоронить себя Кассандра тоже не хочет, как и жить в гнетущей тишине между ней и Вилескасом, потому что это все возвращает её назад в ту темную комнату с детскими игрушками, которые они так и оставили в своем старом доме.
Она возвращается к своим обязанностям во Дворе, восстанавливает связь со старыми друзьями и приобретает новых. Для всех она словно расцветает вновь, и вот молчание превратилось в милые беседы за ужином с Вилескасом.
Она говорит, что им стоит попробовать что-нибудь еще раз. Сдаваться ведь глупо, они всегда успеют опустить руки, не так ли? Он соглашается, обещая искать любые способы, которые они могли упустить.
Кассандра знает, что Вилескас слишком осторожен с ней и не хочет, чтобы какой-то ритуал нанес ей вред – это злит, но свое негодование женщина скрывает за благодарной улыбкой.
В конце концов, он не сможет отказать ей, когда для завершения ритуала останется всего ничего.
Не сможет ведь?...

Кассандра не знает, чей крик стоит у неё в ушах – его или её собственный? Она вымотана до предела вновь, хотя убеждена, что в ней открылось второе дыхание, но какой в этом смысл, если ритуал прерван на самом важном месте?
Вилескас смог, выбрав её жизнь, а не её исцеление (она бы справилась, ему просто нужно было ей немного помочь).
Когда спустя несколько дней Кассандра говорит, что вряд ли сможет забыть его поступок, Вилескас отвечает, что вернись они назад – он бы сделал это вновь.
Впервые Кассандра ненавидит его за эту честность с ней.
Впервые Кассандра больше не хочет его видеть.
Кассандра отвечает ему не менее честно, говоря, что хочет развод. Вилескас не находит слов, чтобы переубедить её.

Агуэро уезжает в Испанию, после чего они практически теряют между собой связь – подаренное кольцо Кэс снимает на следующий день после отъезда, когда чувствует накатившую тоску.
Она уверена, что справится со всем и сама.
Она сможет начать все сначала.
Ведь сможет?

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

1. Кассандра пыталась спасти младшую сестру. Не воскрешение, но удерживать магией её жизнь пришлось. Магия взяла за это высшую цену – её ребенка и её возможность родить еще.
2. Семью и то, кем Кассандра является сейчас оставляю на ваш выбор. Идеи имеются, но инициативу и развитие персонажа по своему усмотрению только приветствуется. Как и причины её прибытия в Портлэнд – теоретически, они все-таки связаны с Вилескасом (об этом уже лично), на практике же можете обыграть это на свое усмотрение.
3. Торжественного воссоединения между ними не будет. Вилескас до сих пор не подвластен силам инкубов/суккубов, испытывая к Кассандре чувства, но умом понимает, что ничего хорошего из возвращения друг к другу ничего не выйдет. Тем не менее, он все еще готов на многое ради неё, потому что Кассандра навсегда останется для него одним из самых важных людей.
4. Внешность меняема, даже ни разу не принципиальна. Если зацепит роль, но не внешность, думаю, прийти к какому-то соглашению будет более, чем реально.

Пишу посты в объеме 3-5 тыс. знаков, два-три раза в неделю (иногда реже из-за нагрузки в реале), к птице тройке равнодушен, но плохо воспринимаю текст, написанный от второго лица. Большой активности не требую, как и быстрого темпа написания постов, но все-таки желательно не пропадать без предупреждения.

ПРИМЕР ПОСТА

В один момент что-то содрогнулось и перевернулось.
Агуэро это почувствовал, находясь за тысячи километров от Портлэнда, потому что они все связаны Тенью.
Редкий случай, когда Вилескас огорчился из-за отсутствия своей приверженности одному из Дворов, делящих мир пополам, потому что добывать информацию в подобных ситуациях становилось… сложнее.
Вопреки его ожиданиям, силы ослабевать не стали, хотя изменения игнорировать было трудно. Незнание настораживало и заставляло нервничать, а Вилескас все продолжал упрямо считать, что в одиночку ему лучше, чем при чьем-то дворе.
Ситуация разрешилась чуть позже, когда посреди ночи в своих покоях Агуэро обнаружил незванную гостью. Гостья представилась как Хелен, говорила с грубым немецким акцентом, не давая испанскому языку поддаваться ей в полной своей чистоте, и выглядело весьма слабой для представителя своего вида. Женщина же держалась уверено, хотя голод в её глазах не укрылся от Вилескаса. Они обсуждали заказ, что был немного странным, но вполне занятным для такого создателя артефактов, как он. Выпытывать подробности маг не спешил, уточняя детали заказа и моментально обдумывая пути его реализации, хотя в женщине чувствовал шанс раскрыть для себя некоторые ответы.
В какой-то момент её начало клонить в сон, чему она попыталась сопротивляться, и так несколько раз, несмотря на попытки Агуэро убедить женщину отдохнуть у него — вполне возможно, он закончил бы со всем до самого утра — и все-таки её упорство вызывало вопросы.
Вилескас был уже слишком стар, чтобы играть в намеки и чтобы позволить себе удовлетворить свое любопытство, поэтому напрямую уточнил, действительно ли Хелен не хочет спать.
«Я боюсь спать», — в его голове это фраза выжигается клеймом, заставляя месяцы спустя возвращаться к ней раз за разом. На его вопрос во взгляде женщина ответила тем же недоумением, отразившимся на лице.
— Неужели ваш сон все еще не становится преддверием настоящего кошмара?
Портленд излишне дождлив на фоне солнечной Валенсии, душащей жаркими месяцами своей теплотой. Просыпаться так часто от стука капель в окно для Агуэро уже давно непривычное дело, на которое он пытается не обращать внимание уже несколько месяцев.
Его сон все еще не стал тем, о чем говорила Хелен, но теперь маг знает смысл того вопроса, как и причины того страха, едва заметно проскальзывающем в её жестах и голосе. Её он больше не видел, зато видел, как порой тяжело достать иного, застрявшего в своем сне. У него все еще не возникает причин для беспокойства, однако насколько этого хватит — Вилескас не знает, как и не знает, как долго ему удастся оставаться относительно незамеченным для нового лидера Двора Порядка. Точнее, Теневого двора, но во всем этом Агуэро особой разницы не видит.
Ему приходится разбираться со своими делами, возникшими в последствии действий Кроуфорда, о котором теперь не знала разве что подзаборная собака (и то, это остается под вопросом). Думать о том, со скольким бы ему пришлось возиться, если бы он все-таки находился при каком-то дворе, ему не хочется.
Скудный завтрак, поспешные сборы — зонт спасает не так хорошо, как хотелось бы, от холодного дождя, стеной обрушившегося на город, словно пытаясь либо что-то в нем спрятать, либо смыть к чертям собачьим это проклятое место.
Покупать необходимые детали и ингридиенты с каждым разом приходится сложнее. Трудно не засветиться, когда теперь улицы напичканы патрулями, вынюхивающих хаоситов и остальных неугодных. Вилескас не относится к бывшим подданным Двора Хаоса, как и к истребляемым вампирам и перевертышам, но что-то подсказывает — внимание к его персоне для него же самого полезным не будет. Портлэнд теперь выглядит, как тот самый город, который живет по своим правилам и чужаков не приемлет. По крайней мере, до тех пор, пока не избавится от внутренних паразитов.
Ему удается все еще оставаться незамеченным, оставаясь в толпе людей, хотя сейчас смертные стараются быстрее пробегать до своего места назначения из-за непогоды. Возможно, они все-таки не так слепы, как всем хотелось бы думать, а знают намного больше, чем иные предполагают.
Пропуская по узкой дорожке спешащего паренька, попавшего под ливень без зонта, Вилескас натыкается на что-то твердое, едва не потеряв равновесие. Это твердое шевелится и издает лающий звук. Агуэро удивлен, собака остается стоять на месте, смотря на него в ответ, вместо того, чтобы тоже куда-нибудь укрыться от наступившего ненастья.
Пес отбегает на пару метров вперед, прежде чем остановиться и обернуться на мужчину. Вилескас колеблется, прежде чем податься вперед и последовать за животным — слишком примитивно, чтобы использовать это как ловушку, да и кольцо не демонстрировало никаких признаков присутствия перевертыша рядом. Дождавшись его, собака побежала вновь вперед и вновь притормозила, вынуждая мужчину теперь из любопытства следовать прямо за ней.
В конце концов, он способен защитить самого себя.
По восприятию Агуэро они шли достаточно долго, на деле же — не более пяти минут, прежде чем свернуть в проулок, отдавшим кокофонией ароматов из-под крышки мусорного бака. Вилескас замечает, как пес отбегает чуть дальше, а за ним фигуру человека, почти удачно спрятавшегося за строительным мусором.
Он подходит осторожно — все еще не знает, что ожидать — уже лучше рассматривая незнакомца с весьма заботливым пушистым другом, теперь сидящим рядом с ним. Держа руки в жесте, показывающем, что Вилескас не намерен причинять вреда, маг приближается достаточно, чтобы оценить масштабы бедствия — инкуба потрепало знатно, но помочь было возможно.
Ему приходится произнести короткое заклинание, вызывающее над ними защитный купол от дождя.
— Думаю, ваш друг не привел бы сюда того, кто не вызывает у него доверия, а теперь я не могу просто так уйти и не помочь вам. Позволите?

Отредактировано Ambassador (2019-02-21 00:37:45)

0

7

СРОЧНО ТРЕБУЕТСЯ БРАТ
роланд рендмонд
https://i.imgur.com/mRsTAmo.gif https://i.imgur.com/J7yTfU7.gif
colton haynes

дата рождения и возраст:
183 года
вид; уровень:
вампир, IV (не против уровня выше, но тогда требуется согласование с амс)

лояльность:
двор хаоса
род деятельности:
либо инквизитор, либо страж в службе безопасности

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ

Они не знают, из-за чего так дрожат: от ледяного зимнего ветра, задувающего под тонкую одежку, или от страха в этой безлунной ночи в лесу, будучи брошенными отцом на пропитание местным волкам. Прокормить двух младших детей у семьи, и без того никогда не обладающей большими средствами, возможности не было – может, духи леса будут удовлетворены подобным жертвоприношением?
Аделин трет его ладони, слушая предложения двинуться хоть куда-нибудь.
Аделин молчит и хочет спать, уже смирившись с их участью.
Роланд злится. Роланд очень часто злится, будто питаясь энергией собственного гнева, чтобы двигаться вперед через любые преграды.
Роланд говорит, что лучше попробовать, чем остаться на морозе, когда они в нерешительности стоят несколько минут перед красивым особняком. Аделин видит, что веки брата тоже начинают предательски опускаться, и не может себе позволить его смерти вот так просто.
От поварихи первым половником получает Роланд, потом его уже прикрывает Аделин.

Сесиль (хозяйка дома) тщетно пытается донести Роланду разницу между направлениями живописи, но видит только пустоту. Аделин спасает, подхватывая разговор и отвлекая женщину от уже покрасневшего от злости мальчишки. Пока сестра её забалтывает, Роланд смотрит на укус на детской шее и чувствует, как в ответ жжется такой же след на том же месте у него.
Они оба считают, что это меньшая цена, которую они могут заплатить за жизнь в роскошном доме, за еду три раза в день и за данное им образование.

Аделин говорит, что Роланд не очень-то и умный.
Роланд ухмыляется – смирился – и отвечает, что он, зато, очень сильный и смелый.
Их смех звучит все реже и реже в стенах особняка. Они строят планы на будущее, когда Сесиль не находится рядом – она так мерзко ухмыляется на подобные высказывания, что Роланд отчетливо представляет, как рассыплются её зубы при ударе.
Конечно, он никогда этого не сделает. По крайней мере, ради Аделин.

Когда их двоих сваливает холера, Роланд злорадствует. Он едва слышит поверхностное дыхание спящей сестры, но видит недовольно поджимающую губы Сесиль, стоящую перед их койками. Роланд злорадствует и даже находит в себе силы на издевательскую ухмылку – «вот ты и потеряла свои кормушки, клыкастая сука» – хотя умирать, конечно, обидно. Они рассчитывали на другое будущее.
Но смерть их не дождалась.
Роланд раскапывает землю руками, трясется от гнева и страха и даже не знает, что лучше – если Аделин выживет или если так и не обратится в то, что они так ненавидели в лице Сесиль.
Рука, вырвавшаяся из-под комьев земли, до боли сжимает его запястье.

Аделин сидит позади него, прислонившись головой к его спине, и молчит. Они говорят мало, потому что уже больше нечего обсуждать – они и так догадываются, о чем думает другой.
Сестра вдруг рассказывает уже почти забытую сказку про Гензель и Гретель, как рассказывала в ту ночь, когда растирала его руки, уже побелевшие на морозе.
Ведьма умирает и в их жизни, сгорая на солнце под их пугающе спокойными взглядами.

Двор Хаоса не мешает им наслаждаться наступившей свободой, они, наконец, заняты делом – каждый своим – имеют поддержку и достаточное количество крови, чтобы не думать о голоде.
Аделин даже умудряется выйти замуж. Роланд учит её защищаться, а через несколько лет помогает прятать труп супруга, не задавая никаких вопросов.
Роланд говорит, что из Аделин дознаватель, как из него глава отдела аналитики, и лучше ей попробовать что-нибудь еще.
Роланд нервно сглатывает, наблюдая за безразличием в её глазах, когда сталкивается с ней, залитой кровью, в коридоре.

Их пути постепенно расходятся – Роланд находит себя на фронте Второй мировой, Аделин себя в виде наблюдателя за разворачивающейся трагедией. Связь они поддерживают, но прекрасно понимают – всю жизнь около друг друга просидеть просто невозможно.
На какое-то время они даже перестают общаться – каждый занят своей жизнью.
Роланд ни капли не удивлен, застав во Франции сестру уже на высокой должности. Он ею, кажется, даже гордится и на этот раз сравнивает со Снежной королевой.
В следующий раз они встречаются спустя двенадцать лет в Портленде, где на престол взошла новая принцесса и куда приехала Аделин на освободившуюся должность.
Аделин говорит, что скучала.
Роланд улыбается.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

Роланд сейчас является единственным созданием, который для Аделин настолько дорог, что ради него она готова пойти на эшафот без малейшего колебания. Они любят друг друга так, как могут любить брат и сестра (в рамках здоровых отношений).
Фамилии разные из мысли, что оба их меняли за все эти годы хотя бы по разу – но можно оставить одинаковые.
Внешность обсуждаема, как и должность, и уровень персонажа. В целом, многое обсуждаемо.
Пишу посты объемом 3-5к символов, в среднем 2-3 поста в неделю, к птице тройке равнодушна, но плохо воспринимаю текст, написанный от второго лица. Большой активности не требую, как и быстрого темпа написания постов, но все-таки желательно не пропадать без предупреждения.

ПРИМЕР ПОСТА

Она ожидала больше тоски по Франции, чем оказалось на самом деле. Аделин оправдывает это тонной бумажной волокиты, которая моментально обрушилась на неё на новом месте, и это без учета постоянных визитов хаоситов по тем или иным вопросом, за которые отвечает именно она. Правда, скорее, лежит в том, что привязанности ни к одному месту Монетт не имеет уже больше века, а здесь все-таки обитает та, ради которой Аделин была готова сюда сорваться, будучи переполненной гневом, пару десятков лет назад.
Имея же сейчас возможность организовать встречу с Эрхард в любой момент, женщина оттягивает этот момент на неопределенный срок. Хочет подготовиться и сделать все красиво, как Аделин и любит, застигнуть врасплох тогда, когда Белла уже не будет ждать, возможно, заранее прикупить камелии.
Камелии между ними несли почти сакральный смысл. Фактически, вся жизнь Эрхард рассыпалась еще в день, когда она в возрасте одиннадцати лет увидела на балконе гостиной незнакомую гостью, с которой смело завела разговор. Однако даже сама вампирша не знает, как могли бы сложиться обстоятельства, пойди ситуация по иному сюжету.
Встречи с Беллой не было, а вот долгие разговоры с подчиненными и изучение кадров — в полной мере. Ставя печать на очередном приказе, Аделин упирается взглядом в следующий документ, который написан уже на имя принцессы и, соответственно, направляется в другую стопку.
Стук в дверь как спасение, и эта мысль становится ироничной, когда женщина видит вошедшего посетителя. Она отставляет печать в сторону, сцепляя пальцы в замок перед собой, и внимательно выслушивает обратившегося. Первая реплика не дает особой информативности, банальные представления, которые лишь помогают догадываться, в какое русло разговор пойдет дальше. Вместо приветствия Монетт кивает, показывая свою готовность слушать.
На брошенный пакет на стол Аделин даже мускулом не ведет, лишь опуская сосредоточенный взгляд и несколько секунд изучает глядящее на неё в ответ содержимое. Вспоминать устанешь, сколько этих глаз прошло через её пальцы, словно в наказание за неосторожное убийство смертного. Больше недовольства вызывает самая манера разговора, будто она собака, которой кинули кость.
Точнее, погрызенный тапок.
Монетт подобным не смутить и не разозлить, почти пятнадцать лет опыта за спиной на этой должности, а иные во Франции отличаются от иных США, по большей части, лишь информацией в графе «место жительства».
— Что же, — она подцепляет пакет за край, приподнимая и разглядывая глазные яблоки, вяло скользнувшие внутри, — возможно, тогда вы в следующий раз не будете столь показательно приносить мне подобные подарки?
Женщина кладет «улику» на место и откидывается в своем кресле, вновь сцепляя руки в замок.
— Соблюдение правил безопасности достаточно важное занятие, независимо от количества лет, проведенных при дворе, разве не так? Чем вас не устраивает естественный отбор тех, кто уже точно, — она указывает пальцем на пакет, — не подставит своих товарищей на самом настоящем занятии?
Аделин знает требования к инквизиторам, к чистильщикам, к создателям артефактов и практически к каждой ячейке Хаоса, состоящего из тех или иных должностей. Её подчиненные сверяются со списком и подтверждают подписью соответствие между «ожидание» и «реальность», после чего своей печатью Монетт ставит окончательную точку в этом потоке бюрократии. Разобраться и назидательно покачать пальчиком своим сотрудникам она, конечно, уже запланировала, но разговор все еще не завершен.

0

8

придержана

потерялась девочка, просьба подойти к стойке регистрации
«what the hell, dinah» breckenridge // какого-хрена-дина брекенридж
https://68.media.tumblr.com/tumblr_m0a52sR9Ld1qixy31o7_250.gif https://68.media.tumblr.com/tumblr_m0a52sR9Ld1qixy31o9_250.gif
ELIZABETH OLSEN

дата рождения и возраст:
3.22.1989 // 29 лет;
вид; уровень:
ведьма, IV;

лояльность:
двор порядка;
род деятельности:
инквизитор;

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ

Дина выигрывает в генетическую лотерею сразу все: красоту, ум, талант к магии. Добирает бонусные очки за идеальную семью. Завоевывает всеобщие симпатии задорным нравом. Радует родителей и не дергает за уши младшую сестру.
(по крайней мере, не при свидетелях)

То, что ей интересно, Дина схватывает моментально. Где-то выезжает на природных способностях. Где-то прикладывает усилия, но, по большому счету, напрягается редко — она же Брекенридж. Разве что-то может пойти не так.
Разве есть в этой жизни хоть что-то, чего она не получит, если очень сильно захочет.

Первый облом — неудачная попытка получить высшее образование — ее не слишком расстраивает. Дина пробует еще раз. А потом еще раз.
(какая же смертная скука, эти ваши университеты)
Заветный лист в рамке украшает стену в две тысячи пятнадцатом. Никакой необходимости в нем она, разумеется, не испытывает, но все равно гордится: диплом вроде как подтверждает, что она взрослая, самостоятельная и дальше по списку. Жаль, что этого категорически недостаточно. Дине нужно что-то особенное. Поскольку идею стать балериной (или космонавтом, или балериной-космонавтом) она переросла еще лет в десять, остается опция «стать круче, чем отец». Отцу об этом до поры до времени знать, разумеется, не обязательно.

По телефону Дина что-то устало говорит про тяжелые вступительные. Технически даже не врет: пока родители наивно считают, что она замахнулась на второе высшее, целеустремленная ведьма проходит отбор в лондонскую инквизицию, где впервые сталкивается с настоящими трудностями. Если раньше для успеха достаточно было просто что-то делать, то теперь бежать со всех ног недостаточно, даже чтобы оставаться на месте. Дина очень быстро понимает, что до уровня отца (во всех смыслах) ей пахать еще лет сто.
Может быть, сто пятьдесят.

Превращение из той самой Брекенридж в дочь того самого Брекенриджа — кажется, худшее, что случалось за всю ее недолгую жизнь. Инструктор прямо признается, что плевать хотел на ее «впечатляющий потанцевал»: вторым Мерлином Дина если и станет, то ой как нескоро, а здесь и сейчас от нее нет вообще никакого толка.
Она заваливает экзамены.
И еще раз.
И снова.

К двадцати восьми Дину тошнит от собственной фамилии. Она все же выпускается (далеко не в числе лучших, на что когда-то наивно рассчитывала), попутно разбив последние розовые очки о нудную стажировку. Почти год мастерски подшивает папки, сортирует архивы и оцифровывает устаревшие на полвека документы. В Лондоне никто не хочет с ней возиться.
«Да пошли вы в жопу», — решает Дина и сваливает в Америку.

Летом 2018-го в Портленд, мягко говоря, никто особо не рвется. Трое убитых инквизиторов, четверо пропавших — Дина, кажется, единственная подает прошение на перевод. Почти ожидает отказ, но вместо этого получает зеленый свет и собирает чемоданы навстречу карьерным перспективам.

Донни Линарес смеется ей в ухо и просит передать привет папочке. Дина лежит на асфальте в каком-то засранном переулке, плачет — не от страха, от злости, — и пытается сосчитать сломанные ребра, но все время сбивается.
Она загадывает: если дотянет до утра, то убьет его своими руками.

Солнце восходит над Портлендом.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

1. Персонажем уже играли. Это не больно, но перед стартом нужно будет обсудить некоторый сюжетный бэкграунд.
2. Посты в третьем лице без тонны рефлексии и заместительных (а-ля «девушка встала»/«брюнетка подумала») — это хорошо. Пример можно присылать сразу в лс.
3. У нас есть планы как на игру в настоящем, так и на флэшфорварды. Дина замешана в нескольких политических интригах, а в будущем имеет все шансы поучаствовать в большом и громком скандале. Также есть опции «я у мамы ведьма», «я у папы детектив» и «ДОКОЛЕ».

Так уж вышло, что Дина за очень короткий промежуток времени создала и двору, и своему отцу, и себе самой охренительно много проблем, поэтому между персонажами в первую очередь развивается типичный конфликт поколений: Эдгар уверен, что до полевой работы она еще не доросла, Иэн готов упрятать ее лет на 50 в подвал, пока не самоубилась, ну а Дина откровенно устала от амплуа глупой наивной девочки. Тем более, что девочка она отнюдь не глупая и далеко не такая наивная, но вот повезло оказаться не в то время не в том месте.
(спойлер: если вас решила использовать принцесса хаоса, то хоть вы трижды будьте умницей — не поможет)

Учитывайте, что к ней относятся снисходительно, а порой не стесняются откровенно задвигать в сторону: на тебе мелки, нарисуй в уголке маму с папой.
На самом деле, ее из инквизиции-то собирались перевести куда-нибудь подальше, но стало не до того.

Это все, кстати, не значит, что Дина не может реабилитироваться, утереть этим престарелым сволочам нос и встать в позу «ну я же говорила».

При чем тут вообще Эдгар:

Дине пять, и ее совсем не удивляет, что у Эдгара есть крылья (кажется, висеть на них она научилась раньше, чем ходить). Странно только то, что папа может в любой момент наколдовать красивые огоньки, а Эдгар этого не умеет. Дина приходит к выводу, что он, очевидно, дефектный. Подумав еще немного, она великодушно его за это прощает.

Дине двенадцать, усеченный курс расового разнообразия ее уже не устраивает, приходится подолгу рыться в домашней библиотеке. Информации про инкубов и там негусто. Она собирается с духом, прежде чем выпалить заранее подготовленный список вопросов. У Эдгара дергаются уголки губ. У Карины, выглянувшей из кухни — глаз.

В две тысячи восьмом они всей семьей сваливают из Лондона в Прагу, и, как будто этого недостаточно, Эдгар уезжает в Портленд. Виктории десять, она виснет на его шее и не заморачивается абсолютно. Дине восемнадцать. Вместо того, чтобы попрощаться, она вспыхивает, цедит сквозь зубы что-то, отдаленно напоминающее «данунахер» и разворачивается на каблуках.

Дине двадцать девять. У нее за плечами диплом, учебка, стажировка и полтора года работы в Нью-Йорке. Она имеет право требовать серьезного, наконец, к себе отношения.

Какого хрена, Эдгар.
Если ты вдруг не заметил, я больше не ребенок, которого стошнило на ковер киндер-сюрпризом.

Когда ее заветное желание, наконец, исполняется, Дина чувствует себя максимально проебавшейся по всем фронтам.

p.s. если вы любите ангст и чернуху, то их есть у нас.
p.p.s. персонаж как таковой не в пару, но при желании можно ебнуть стекловаты.

зарисовочное; опять-таки про дину

В бесконечной череде попыток заговорить теряется суть; Эдгар отмахивается раз, другой, третий — в другой раз, девочка, позже, когда-нибудь, когда у меня будет на тебя время. Дина кивает, стиснув челюсти. Ее хватает где-то на день. Иногда на два.

— Терпение — не твоя христианская добродетель, я смотрю, — хмыкает он, обрывая ее на полуслове. Дина беззвучно открывает и закрывает рот — еще чуть-чуть, из зеленых глаз посыпятся искры. Эдгар без малейших угрызений совести ускоряет шаг, оставив ее посреди коридора; на свете совершенно точно нет ничего такого, что Дина обязательно должна рассказывать именно ему, а не доверенным подружкам, парням или начальству. Личный опыт последних недель и вовсе подсказывает держаться подальше от любых историй, которые имеют отношение к младшей Брекенридж.
Все, что связано с малолетней ведьмой, так или иначе выходит ему боком. Эдгара это не так чтобы устраивает. Вообще не устраивает. Не-а.

На рингтоне надрывается i'll keep coming, но он вскользь подумывает поставить bitch came back.
Хочешь испортить с кем-нибудь отношения? Начни день с уверенного «нам надо поговорить».
— Форма предварительной записи есть на сайте. Твое обращение рассмотрят в трехдневный срок, — не дослушав до конца приветствие, заверяет Эдгар. Умалчивает о том, что Дине это вряд ли чем-то поможет. Едва ли ее нежелание заниматься письменной работой сочтут достаточным основанием для личной встречи.
Он, например, не считает.

Автоматические ворота открываются, пропуская автомобиль. Темноволосая ведьма переминается с ноги на ногу в нескольких футах поодаль; смотрит на Эдгара весьма и весьма недовольно. Он возвращает ей точно такой же взгляд.
Может быть, баранье упрямство — семейная черта всех без исключения Брекенриджей. Вижу цель, не вижу препятствий, вот это все. Карина ему десять лет за каждым поворотом чудилась со своими корзинками, шляпками и радостным «мой муж не мудак». Страшно представить, что будет, если Дина последует примеру матери.

— Хватит! — у Дины горят глаза — фигурально — и пальцы — без шуток: по коже, явно реагируя на настроение буйной девицы, то и дело пробегают крошечные огоньки. Он морщится; в учебке птенцу, не способному контролировать свою магию, с радостью навесили бы пару дополнительных занятий по управлению гневом. Или просто навесили бы, в зависимости от настроения инструктора.
Почувствовала себя настоящим инквизитором и сразу расслабилась? Эдгар щурится, задумчиво поглядывая на Дину.
(они все только выиграют, если отправить ее, скажем, на переаттестацию)

— Хватит обращаться со мной как с ребенком, Эдгар! Сколько мне должно исполниться, чтобы получить право голоса, сто? Сто двадцать? Сто сорок?! — кажется, что-то подобное он видел в сериалах. Главный герой в один прекрасный момент идет против системы, посылает опостылевшего босса к чертям собачьим, а потом выкатывает ему проникновенную отповедь. Босс шокирован, а герой, вопреки ожиданиям, не уволен и даже повышен.
Помнится, полвека назад у одной рыжей мадам это даже сработало. Трава тогда была зеленее, по всей видимости.

— Есть такое клише: девушка говорит, что она в состоянии сама о себе позаботиться, а в следующей сцене ее приходится спасать от неминуемой смерти, — он подходит ближе, скрестив на груди руки, и останавливается в паре шагов.
— Есть еще одно клише: ребенок, который заявляет, что он не ребенок, — продолжает Эдгар без особой жалости.
— И третье клише: кабинетная ведьма, с чего-то решившая, что от нее в поле будет больше толку, чем от всех остальных инквизиторов, вместе взятых.

— Как я вообще могу получить опыт настоящей работы, если мне ничего не доверяют? — вместо возмущения он слышит жалобную обиду.
Может быть, она права, думает Эдгар.
Может быть, нужно дать ей шанс.

...

— Что?.. — Дина, кажется, не больно-то и рада. Эдгар вежливо улыбается, жестом приглашая ее внутрь. Исключительно мотивированная, по собственным же словам, специалистка выглядит растерянной и ни разу не воодушевленной.
— Просто интересно, что ты из себя представляешь. Тренировка начнется, когда ты будешь готова, и закончится только когда я скажу, что она закончена, это понятно?
Она растерянно кивает, прижимая к груди спортивную сумку. Потом, опомнившись, убегает в ближайшую раздевалку. Эдгар ограничивается тем, что скидывает ветровку.

Сперва она нервно смеется. Потом все-таки начинает сплетать сеть — безобидную, явно учебную. Только пару минут спустя, когда очередное заклинание разбивается о лезвие Нуаду, Дина начинает злиться всерьез.
— Если это все, что ты можешь предложить... — Эдгар пожимает плечами, не думая ради приличия хоть на шаг в сторону сдвинуться. В ответные чары она вкладывает столько энергии, что могла бы впечатать его в соседнюю стену, но он и их успевает отразить раньше, а потом все-таки бросается рывком вперед.
— Время смерти — одиннадцать тридцать две, — сообщает он, придерживая Дину, чтобы не ударилась головой. — Еще раз.

— Одиннадцать тридцать пять.
— Одиннадцать тридцать шесть.
— О. Смотри-ка, снова тридцать шесть. Ускоряешься, — весело фыркает, пока она пытается отдышаться и косо смотрит на застывшее в паре дюймов от горла острие. Эдгар разворачивается, чтобы вернуться на свое место. Заклинание, состоящее, кажется, из концентрированного отчаяния, прилетает ему точно между лопаток и швыряет на пол. Следом уже торопится второе; жидким пламенем растекается по футболке, прожигая ткань вместе с кожей.
Кажется, он кричит. Дина кричит точно: на остатках своих сил гасит огонь и со всех ног летит помогать. Тянет на себя, что-то нервно лопочет, явно вспоминает короткий обязательный курс целительства. Хрипит, когда его пальцы сжимаются на ее шее.

— Одиннадцать тридцать семь, — сухо подмечает Эдгар. — Я не говорил, что мы закончили.

Отредактировано Ambassador (2019-02-21 00:37:30)

0

9

СРОЧНО ТРЕБУЕТСЯ БЕСЯВЫЙ РЕБЕНОК
Шон О'Ши, Бес, "не птенец, а то еще яйцо вкрутую"
http://s3.uploads.ru/8NrYE.gif http://s9.uploads.ru/wbhJx.gif http://s8.uploads.ru/Q8URB.gif
jack o'connell

дата рождения и возраст:
1990-е, 27 лет или около того
вид; уровень:
маг, V уровень
не спец, но даст прикурить от файербола

лояльность:
двор хаоса
род деятельности:
постоянный участник боев в "Яме" и птенец инквизиции

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ

[Отец Ноа, в моем сыне бесы] Лет тринадцать назад Ною приводят в церковь рыжего подростка, разбитого об устои общества и религиозность матери. В его церкви, судя по всему, вообще любят нездоровых детей приводить.
Чхать О'Ши хотел на религию, отец всегда говорил, что Бога нет, но вот только свалил куда-то. И никому в семье не объяснил, что есть Иные. Сыну пришлось как-то самостоятельно решать, что вообще делать, когда вспышки гнева порождают взрывы. Классы коррекции, специальные школы в неблагополучных районах, конфликты с цветным населением [Блять, только ирландца здесь не хватало. Кто угодно, только не Шон], лучшие годы жизни в полицейском участке. Охуенно. Еще и наставления какого-то местного священника. Поднять руку на религию? Пф, Шон может и у бабушки кошелек украсть, ему неизвестны все законы правильных мафиози и банд. Только когда его связывают в узел и доводят до исповеди, он понимает, что нихуя это не священник. И что Шон человек лишь наполовину.
Отдать бы снова ребенка на руки ребятам из Двора Хаоса и забыть - все-таки Пастырь обещал себе не иметь дел с детьми, тем более их воспитывать, - но ирландец пристает как пиявка. Дескать, по мнению матери он прислуживает в церкви и встает на путь истинный, сделай с этим что-нибудь. Мортон добровольно вешает себе камень на шею и ученика. [Учти, что если сложатся обстоятельства, то я просто заберу всю твою силу. И ты умрешь]
На условиях сосуда для магической силы Шон продолжает находится под крылом Мортона, огрызаясь на него, вляпываясь в неприятности и попадая даже в чертову "Яму", где он чувствует себя как дома, имея возможность прокачиваться и таким образом. Упирается в потолок на пятом уровне, потому что не может сдвинуть предел полукровки. Ной предлагает ему подумать головой, а не мышцами или силой, и поучиться уму разуму у инквизиции. Хаос на примерах научит, как по-тихому выкачивать из других людей силы. [Ты станешь первым, у кого я выкачаю силы, блять]

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

Шон считается протеже Ноя, поэтому все шишки за проступки ирландца летят на Мортона, за что тот щедро может всыпать и мелкому. Оба прекрасно понимают, что лет через десять Шон скорее всего сдохнет, если продолжит в том же темпе осваивать магию. Шон как и любой американец своего поколения находит отражения в поп-культуре и сравнивает их положение дел с правилом двух. Ной тоже шарит, но в ответ цитирует Библию. Матушка Шона не знает о том, кто ее сын, только радуется, что он служит в церкви. Мортон действительно часто заставляет парня работать в церкви.
Имя спокойно меняется, а внешность лучше оставить той же.

ПРИМЕР ПОСТА

Тело на нижней полке страдает. Страдает уже который вечер, если внутренние часы Ноя были заведены правильно и без сбоев отсчитывали дни. Еда приходит вразнобой и не может быть маятником, который бы тревожно напоминал о том, что с постоянным голодом невозможно жить. Где-то два созданных Богом святилища делят день и ночь, а Пастырь принимает сумерки, тьму, грех, пытается возлюбить врага своего, ощущая, как живот прилипает к позвоночнику. В голове все еще делятся на полутона звуки пулеметной очереди, прошивавшей насквозь легкую обшивку. Дешевизна, быстрота, возможность поднять на борт еще больше орудий. Сидя в кресла пилота, не увидишь, как вместе с металлом дырками обзаводятся бомбардиры.
А тело на нижней полке страдает. Для него Ной читает «Отче Наш» на немецком, но тело уже не воспринимает ни языка, ни монотонного голоса священника в обносках, оставшихся от формы американских военно-воздушных сил. Мортон воспринимает пронизывающую дом магию, которая почему-то не держит легкий подвал для вин в клетке из нитей сил, как тропинку к хозяину этого подвала. Но хозяин не появляется, так-то. Только обычный человек приходит, забирает еду, приносит спустя день или полдня что-то на замену и уходит. Набрать сил не получится — лагерь смерти в Паненске отразился на организме слишком сильно, чтобы справиться с этим другим заключением. Да и кто есть этот надсмотрщик, к которому «по особому каналу» отправляли евреев мимо Освенцима?
Тело страдает, тихо отдавая Богу душу. Страдает за жизнь, за свою чистоту, которую не сможет отобрать время, ибо по ту сторону власть времени останавливается. Тело принадлежало одному из тех старых евреев, что есть на каждой улице: они мудры, держат магазины, всегда ласковы к детям. Но они евреи. Нельзя отрицать их грехи, но и судить человека по грехам его — равносильный грех, ибо считая, будто познал грех, ты преклоняешься перед гордыней.
В вечер, — Благодарю Тебя, Отец мой Небесный, через Иисуса Христа, возлюбленного Твоего Сына, за то, что Ты милостиво хранил меня сегодня весь день — когда Мортон чувствует колебания в этих нитях, он опускается коленями на дощатый пол, спрятанный под разбросанной землей. Знакомый круг символов и немного магической силы — надо экономить то, что осталось, пришлось и так поработать над решениями надсмотрщиков, чтобы его отправили сюда, — сплетаются в ловушку для простаков. Спертый воздух подвала не способствует вообще ничему, кроме клаустрофобии и малогабаритной магии.
Слуга замирает в проходе, стоит только двери до конца открыться. Обходя его, Пастырь смотрит в карие глаза, что расширяются от страха, а потом на тело, которое просто живет без признаков расы и вероисповедания.
— Земля к земле, пепел к пеплу, прах к праху, — когда застывшее не от проклятья, а от дыхания смерти, тело падает на пол, Мортон позволяет себе на секунду обрушить стены стойкости, чтобы перевести дыхание. На секунду. Когда он поднимается по лестнице наверх, то держит спину прямо настолько, насколько позволяют сросшиеся кости. Если у хозяина дома будет большее хранилище, то можно будет полностью восстановиться.
И вернуться домой. На войну.
Когда Ной встречает первое окно, то дрожащими руками открывает его и едва не вываливается наружу, когда вдыхает свежий воздух. Свежий. Но пальцы все еще подвержены тремору. Потому что он тянется не за свободным взмахом, а за прикладом, чтобы уложить оружие на плечо. И это совсем неправильно.
Дом огромен. Такие есть в Штатах, но лишь копии, перевезенные в Новый Свет памяти ради. Потому что странники тащат за собой воспоминания. А люди здесь воспитаны в таких условиях, у них не было причин что-либо копировать. Но благодаря Пастырю могут появиться.
Еще один вдох. Сил больше, чем сейчас, Ной, кажется, никогда за собой не замечал.
Нити магии дрожат и по ним, будто по кабелю военного связиста, Мортон идет вглубь, минуя скопления этих нитей — нетрудно догадаться, что где-то там на самом деле либо артефакты, либо хранилища, которые выдадут бежавшего с головой. Ему нужны хранилища. Ему нужен маг, который нагло пользуется войной успешнее, чем они с Мун и Фаворитом, чего быть не должно.
К флигелю ведет стеклянный коридор, который контрастирует с помятым пленником, как может отличаться  от замаранного письма чистый белый лист. Хорошее стекло, не лопнет, не разлетится тысячью осколков, если что-то в приготовлении зелья пойдет не так. Зато воздух подрагивает от человеческого пульса. Инквизитор заводит руку за спину, но никакой кобуры там не оказывается. Профессиональная привычка дает осечку, копье на сохранении в доме местного мага-пацифиста.
— Инквизиция Двора Хаоса, — просачиваясь в лабораторию, Ной выбрасывает руку в угрожающем жесте — где-то там должно было быть копье, работающее вместо удостоверения, но куда там, зато немецкий язык дает сто очков к угрозе, — но тут же натыкается на блокирующее заклинание, которое свойственно каждому помещению, в котором творится что-то важное. — Снять амулеты, поднять руки, чтобы я видеть ладони.

0

10

СТАРШАЯ ИЗ КОВЕНА, КАПИТОЛИЙСКАЯ ВОЛЧИЦА
Регина Моленар, всехняя мать
http://sg.uploads.ru/t/s5aqM.gif
rosamund pike

дата рождения и возраст:
не меньше 270 лет;
вид; уровень:
ведьма, IV-V;

лояльность:
отступница;
род деятельности:
на выбор;

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ

Регина – не дура.
Регина – сумасшедшая.
Сумасшедшая тихая, незаметная, даже трогательная в своем безумии. Полностью сохранный интеллект и высокий уровень социализации позволяют ей никак не обнаруживать свой маленький недостаток, но ровно до очередного обострения.
Во время обострения весь мир Регины Моленар сходится в одну точку, в одну цель: стать матерью.

Как-то давно… очень давно… Регина в очередной раз пытается вытащить себя за уши из трясины надонадонадо чтобы у него были глаза отца и посещает людские группы поддержки. Что-то в них есть такое. Сидит, комкая бумажный платок, изредка сморкается, трет раскрасневшийся нос, но не плачет. Слушает истории. Говорит мало: сложно адаптировать Иную историю под уши людей (через пару лет поймет, что это снобизм, что проблемы у них общие).
Привет, меня зовут Регина, я отступница, я убила своего мужа, но все еще хочу от него ребенка.
Ну и мразь же ты, отвратительно.

Черт его знает, как они пересеклись с Харви: следующие анонимные группы были для алкоголиков (19:30, 213 ауд), нимфоманок (19:45, 235 ауд), дромоманов (19:30, 210 ауд) и бесплодных (19:50, 221 ауд). Регина не уточняла.

Потом Регина за кружкой безалкогольного пива рассказывает о том, как красиво в Норвегии, как мало осталось Иных, способных держать в руках честное оружие, а не эти ваши трусливые проклятия на геморрой и холеру; как важно и нужно продолжать род, они с мужем столько лет пытались, упокой Господь его душу, и все как-то никак.

Харви, поперхнувшись, ошалело вытирает пивную пену со рта и тянет: «мда, помотало тебя, дорогая».

«Дорогую» действительно помотало: кто заподозрит в белокурой статной женщине одуревшую от родительского гнета девчонку, которую насильно выдали замуж, для которой продолжение рода стало идеей фикс, моментом истины, который превратит её из несчастной дылды в прекрасного и ценного лебедя? И, в общем-то, не было бы большой проблемы – роди, Боже, роди да неси свой крест! – если бы не одно «но»: ну не получается!

Зато получается опекать Джордан, которая пожимает плечами и хмыкает про себя, дескать, кто кого еще опекает.
У Регины коллекция магнитиков на холодильнике, которые Джо привозит ей из своих путешествий.
Когда у Регины обострение, Джо подливает ей в чай зелье с сильным запахом фенхеля и мяты. Прекрасно понимает, что когда-нибудь правда вскроется и дай Бог ей сил ноги унести. Прекрасно понимает, что Моленар просто не может иметь детей, ей просто нельзя, будет только хуже.

У Регины золотая карта в магазине детских приблуд, мешки под глазами и нет живого места от шрамов на узких бедрах: не-женщина, образина, убийца, волчица, что ты такое, кто ты такое?
   
Регина звонит ночью Тессе, чтобы пожелать удачи на экзамене, пишет Джордан с утра, чтобы она не забыла взять с собой на работу обед, записывается на прием к очередному репродуктологу и лежит весь день в кровати, не в силах дойти до душа, пока Харви не отпаивает её проклятым ведьминским зельем, от которого Моленар засыпает и забывает.
Забывает на время.

Тесса чуть брезгливо морщится и зашторивает окна. Она всегда была… такой. Вредная девчонка. Её ребенок таким не будет.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

Хочу:
- посты от третьего лица;
- контакт с игроком – я не буду вытаскивать вас в реал, не-а, но буду кидать вам фото щенят и буду ждать фото щенят в ответ;
- в целом, это отношения дочери, которая точно знает, как маме лучше, и ослабшей матери, которая больна и третий век не может назвать своего демона по имени, чтобы он наконец-то исчез.

Организационные моменты:
- очень хочется обсуждения некоторых моментов до написания персонажа, пушо оно получилось трагичное и нездоровое, и очень легко укатиться в неправильную сторону, в которой игра не будет доставлять удовольствия ни вам, ни мне;
- внешность и имя, конечно, менябельны, но очень не хочется лоли на внешности, не про то оно, мне кажется;
- все обсудим, все решим, крякнем, плюнем и надежно склеим скотчем.

ПРИМЕР ПОСТА

“Если спину чего-то греет солнце, это можно есть”.
Шесть дней, как Маутхаузен освобожден. 
Джордан живо помнит поленницы из истощенных людей, оставленных под солнцем. Они даже не гниют - нечему гнить! Мумифицируются. Высыхает желтая, пергаментная кожа, на которой невозможно найти спавшиеся вены. 
Их было так много, что два дня был слышен сухой стук суставов - два дня на повозки грузили, хоронили, хоронили, хоронили... Шишковатые птичьи колени да нашивки на бесхозных робах - все, что осталось.
Синие треугольники... Они боятся звенеть ложкой об алюминиевую миску, боятся резкого движения и звука, вжимают голову в плечи.
Красные, черные... кашляют кровью и не смеют просить ни воды, ни пищи. Щурятся на солнце слепыми щенками.
А солнце теплое-теплое, ласковое, как дитя.

Шесть дней они продолжают умирать. У Джордан не было никаких иллюзий, но разве можно подготовиться к этому? 
Все равно что поджать ноги и принять удобную позу на электрическом стуле: уютно ровно первые пять секунд, пока не переключат рубильник.
Слишком поздно для многих из них: смотрят... 
Смотрят огромными влажными глазами на одеяла, на одежду, на горячую еду, на женщин и мужчин - на людей. Запоминают, пытаются впитать как можно больше тепла, пока не подъехала очередная повозка. 
Смотрят...
“Сестра... сестра!” - шепчут бескровные губы узника, тело которого разучилось воспринимать еду. Джо держит его за дрожащую руку и закрывает ему вишневые воспаленные веки.
Они спасены, но цена так высока, так силен еще дух смерти здесь, что нет места радости. Изредка только кто улыбнется весне за окном. Наступающему лету...
Молодая сестричка собрала огромный букет полевых цветов - нашла же время! От яркого пятна в госпитале дышать стало легче.
Джордан устало оперлась спиной о стену, выжимая теплую тряпку. Коротко и неровно остриженные волосы - вши не щадят никого и методы борьбы радикальны - торчат рыжим ежиком. Руки её обветрены, а суставы болят от непрерывной работы, торчат заострившиеся плечи.
Это потом, далеко потом будет пятидневная рабочая неделя с обязательным обедом, мода на борьбу с избыточным весом (с идеалами, не сильно отличающимися от реалий Маутхаузена) и бунтарские ирокезы.
Сейчас - таз с остывающей водой и иссохший мужчина, который, быть может, отдаст Богу душу через час или два.
“Сестричка, сестра, я был художником когда-то... говорили мне, мол, голодная профессия... не верил, хе-кхе...”
Харви закрывает ему прозрачные, голубоватые веки.

Умирают ни за что, без причины и без следствия, в муках и во сне, ночью и днем.

Жужжит пчела над букетом: природа живет. 

От ведьмы тянутся десятки нитей, как с веретена: поддерживают тепло в тех мощах, у которых еще есть шансы выжить. Тело не тратит ресурсы на температуру. Шансов становится больше.
Харви устает и недоедает, и отбирать тех, кому нести в себе её огонь, с каждым разом сложнее. Если быть аккуратной и точной, огонь становится силой не уничтожающей, но созидающей.

Умирают, умирают, умирают...

Может, нет никакого смысла в этом?
- Иордан! - громко зовет её сестра в белом переднике. У нее странное произношение, польский акцент и добрые морщинистые руки. - Ио-ордан!  Долго ты! Посмотри, перевезут двоих сегодня, надо...
Джордан торопливо кивает, не хочет, чтобы было сказано вслух.
“Надо будет освободить место, а оно скоро освободится, обезболивающих мало, но хоть еды в достатке - пусть едят...”
И Харви кормит.

Хлорка разъедает облупившуюся краску стен и пальцы. Пятна оттираются тяжело. Суставы ударяются о суставы - там, во дворе.

Им сегодня пела птичка, залетев в окно. Были очень рады, начали улыбаться. Умерло только трое.

- Иордан, Иордан, сестра Иордан! - громкая полячка трясет Харви за плечо, вырывая из быстрого, украденного у забот сна. - Привезли, сейчас смотрют, потом сходи обязательно, один совсем плох! Так и отдаст Господу душу намедни... Помолись с ним хоть. Наш он, крещёный.
И Харви идет.

0

11

занята

HEY, SISTER
wendy sandman | вэнди сэндмен
https://i.imgur.com/SKNkX7q.gif https://i.imgur.com/9AljOri.gif
kiernan shipka

дата рождения и возраст:
~27 лет;
вид; уровень:
ведьма V уровня;

лояльность:
двор хаоса;
род деятельности:
на ваше усмотрение;

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ

Некромантия — это классно, и вряд ли кто-то сумеет убедить Вэнди в обратном. Есть, конечно, определенная специфика, но человек привыкает ко всему быстро, а ведьма — еще быстрее.
Особенно при безальтернативном, в общем-то, выборе.

Вэнди не помнит своих биологических родителей. Настоящая мама ласково треплет ее по волосам и учит лепить смешные фигурки из теста.
Смотри, милая, этот человечек так похож на нашего соседа, который целыми днями слушает на всю округу тяжелый рок. Хочешь воткнуть в него иголку? А две?

В любимых сказках, которые ей читают перед сном, фигурируют прекрасные эльфы, лесные нимфы и таинственные сказочные существа, которые все время жрут то заблудших путников, то друг друга, преимущественно ради забавы. Вэнди засыпает под истории о том, как трех поросят сварили заживо: одного в воде, второго в молоке, а третьего в масле.
(когда ей исполняется двенадцать, вэнди на собственной шкуре убеждается в том, что это не очень-то приятно. мама смотрит на нее неодобрительно: настоящим ведьмам огонь не страшен, и вовсе незачем так орать)

К шестнадцати Вэнди и впрямь не боится огня.
И высоты.
И замкнутых пространств на глубине стандартных шести футов.

Когда она знакомится с другими ведьмами своего возраста, то искренне удивляется, что их смущают самые обычные ритуалы, где всего-то и нужно, что немного травок, пара заклинаний да одно теплое человеческое сердце. Инквизиция законников такие вещи не одобряет особенно сильно, но что они вообще понимают. На всякий случай Вэнди называет себя целительницей и даже не врет: если умеешь работать с мертвыми тканями, то и с живыми как-нибудь справишься.
(главное, не забыть сменить секционные швы на косметические)

Дейрдре старше ее на пятнадцать лет, но крепким сестринским отношениям это ничуть не мешает. У Сэндменов в семье вообще все складывается замечательно, только Харли все время какой-то грустный. Дейрдре говорит, это потому что у него нет девушки. Вэнди соглашается, что это нужно исправить.
Может, эту?
О нет, погоди, у нее же затылок всмятку.

(магия, при помощи которой они оживляют марионетку, дается сестрам так славно, что харли замечает подвох ой как не сразу)
(настолько не сразу, что обижается весь следующий год)

Вэнди закатывает глаза: старший брат всегда был таким неженкой.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

Для начала предлагаю ознакомиться с нашими анкетами: Харли, Дейрдре. Если останутся вопросы в нашей адекватности, велкам в лс/телегу/вк, с радостью на все ответим. Мы классные, нам так мама говорила.

От потенциального соигрока нам нужно не очень много: приятный слог, посты без тонны рефлексии, любовь к плохим шуткам про мертвых младенцев и осознание, что в аду хотя бы компания лучше. Никакого великого экзистенциального надрыва (по крайней мере поначалу) мы не планируем, в приоритете, в первую очередь — повеселиться.

ПРИМЕР ПОСТА

здесь.

Отредактировано Ambassador (Сегодня 01:22:37)

0

12

СРОЧНО ТРЕБУЕТСЯ МУДАК-СОЗДАТЕЛЬ
Джозеф Макгорри || Joseph McGorry
https://i.imgur.com/bLWH2fU.gif https://i.imgur.com/7d8VJ7c.gif https://i.imgur.com/REKcfNo.gif
loqiemean (роман худяков)

дата рождения и возраст:
около 100 лет
вид; уровень:
вампир, V-IV уровень

лояльность:
двор хаоса
род деятельности:
наемник хаоситов

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ

Прикинь, как один, блять, рисунок
Не найдя холодильник, найдёт в ребёнке шизу

Джозефу восемь и его практически полностью устраивает его жизнь. У Джо старший брат, который его почти не обижает, и младшая сестра, которую почти не трогает уже он сам. Чикаго же в начале XX века – не самое приятное место для детей, в первую очередь из-за других детей. МакГорри может рассказать об этом всем в красках. Он вместе с братом как раз и были теми, кого родители просили обходить стороной.

Джо пятнадцать и Великая Депрессия ударила по всем штатам, а что уж говорить об их маленькой семье. Отец был отважным и храбрым – добровольцем отправился в Европу, во время Великой войны. Братья на него похожи не были, они не паладины, скорее ощерившиеся на весь мир псы, не особо понимающие другие концепции взаимоотношений, кроме стаи. Потому что отец был слишком добр и, потому, умер, как говорит старший брат. Они никогда не будут слабыми.

Джо что-то около двадцати и начинается другая война. Улицы говорят, что она будет страшнее прошлой, МакГорри же ещё не понимает, что может быть страшнее того, что их семью, их стаю, покинула мать.
 
Они с братом творят глупые вещи, пока люди в шоке, в панике. Никто не знает, что будет дальше. Джо же уверен, что ничего хорошего. Он оказывается прав, когда в середине войны ему не оставляют никакого выбора, кроме как пойти на войну «добровольцем.» МакГорри помнит, что на войне люди слабые, что они там умирают. Он чертовски сильно не хочет судьбы своей отца.
 
Судьба же, как и всегда, решает за него.

Джо успевает сдружиться с некоторыми сослуживцами из расчета, что если что, то они смогут прикрыть его спину, дать выжить подольше. Его бы такой вариант устроил полностью, но всё решается иначе. Кто же знал, что один из товарищей был вампиром из, оказывается, не таких уж и сказок. МакГорри серьезно ранят, а траншеи никак не способствуют не только выздоровлению, но и выживанию в целом. Он уже был готов поставить на то, что умрет, но такого шанса ему не дают. Вырывая себе путь на поверхность сквозь мокрую землю, Джозеф уже тогда, не понимая особо ничего, был уверен в том, что слабым он точно никогда больше не будет.

Джо больше семидесяти и до этого он участвовал чуть ли не в каждой войне, на какую только мог попасть. Ему это наскучило. Люди были хрупкими и уже неинтересными, они не могли доказать самому Джозефу, что он всё ещё что-то представляет из себя, ему требовался вызов в жизни. Он его нашел, когда прознал, что Двору Хаоса, которому до этого присягнул достаточно формально, нужен человек для черной работы. Наемник, проще говоря. МакГорри был достаточно хорош, чтобы на протяжении лет о нем знали, но не доверяли достаточно, чтобы подпускать к более деликатным делам. Такой расклад, впрочем, устраивал всех.

Ровно до тех пор, пока не начались перебои с заказами, чего не было вот уже лет пятнадцать точно. Оказалось, появился ещё наемник, которому как раз и начали передавать часть его заказов. Да и кто… человек. Хилый человек, который ему-то неровня. Штефан Риордан.

Весь пиздец, как всегда, начался с женщины.

У Джозефа нет привязанностей, семьи и продолжительных связей – у него нет подобных слабостей. Риордан похвастаться таким не мог, у него была жена – слабое место, по мнению МакГорри.

Джо уже почти перевалило за сто. Его немногочисленные знакомые (друзей-то нет), тыкают носом в тот факт, что он всё ещё лишь психованный и озлобленный на весь мир ребенок, сколько бы там не прошло лет со дня его рождения. В нём абсолютно точно нет ничего святого. Потому в его отбитой голове появляется не менее отбитый план мести за упущенную из-за человека прибыль. Сначала он хотел убить эту Мари, чтобы обруганный и обезображенный труп нашли где-то в подворотне, но это было бы слишком просто. Превратить её в существо, которых, очевидно, ненавидит Риордан – куда забавнее. Он сделал всё честно, по лицензии, черт возьми, чтобы точно не придрались ни свои, ни законники. Даже закопал суку, не столько из традиции, сколько для того, чтобы быть уверенным, что она обратится. Следом оставалось лишь наблюдать и получать удовольствие, как Риордан метается по городу, в поисках благоверной.

Для Джо это всё было чертовски смешной шуткой.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

Джозеф в буквальном смысле разрушил жизнь Мари-Терез так что тут есть простор для игры. Для Мари очень важно понять, что она, получается-то, стала почти случайной жертвой, и, что можно жить нормально и будучи вампиром. Как раз для первого и нужен Джо. С того, как начнем игру, можно будет обсудить в лс. Ну и плюс, конечно, есть Штефан, который теперь уже готов искать, кто обратил его жену и ничем хорошим это Джозефу не светит.

Хотелось, чтобы оставили Худякова, но если русские внешности совсем не переносятся, как альтернативу могу предложить Уилсона Бетела. Графикой в любом случае обеспечу. Имя-фамилия нигде не упоминались, так что, при желании, меняется на раз-два. Сама пишу около 5к символов, третье лицо, в остальном готова подстраиваться под соигрока.

ПРИМЕР ПОСТА

Когда в голове Марии-Терезы заседает какая-либо идея, то оттуда её сложно выгнать хоть каленым железом. Она захотела научиться рисовать. Мать всю жизнь говорила, что это бесполезное занятие, отец, как всегда, поддерживал лишь мать. Сама же Мари сейчас просто подыхала от скуки в четырех стенах, а потому днем решила отправиться в ближайший молл, пока Риордан был на работе. Папины деньги все ещё позволяли ей ни в чем не нуждаться. Шоппинг успокаивает нервы, а как раз нервную систему Мария-Тереза предпочитала поддерживать в полном порядке.

Из молла Тереза выходит с новой бирюзовой юбкой свободного кроя по колено, белой маечкой к нему же, комплектом кружевного белья и пакетом из какого-то творческого магазина с альбомом, холстом, карандашами и стирками разной твердости, а также книжкой “искусство для чайников: как каракули превратить в картину”. Мари знает, что, скорее всего, забросит это дело максимум через пару месяцев, также как это получилось с попыткой в садоводство (на лужайке до сих пор растут не слишком аккуратно посаженные ирисы), и гитарой, которая пылится на чердаке. Мари как всегда плевать. Она себе может это позволить.

Семейная жизнь приобрела подобие счастья, очень условного и извращенного, но всё таки счастья. В целом, её более-менее устраивает всё происходящее. Незаконченное образование позволяет работать только в качестве фрилансера, зато это не ограничивает свободу передвижения. Уж точно не сильнее, чем это делает Штефан. Сам муж… Мари никогда особо не спрашивала каким образом он приносит деньги в семью, а когда спрашивала ответом были лишь уклончивые формулировки. Зная его характер, про себя предполагала, что ей уж точно достался какой-то црушник или из фбр… она никогда не различала эти две структуры. Тереза даже начинала строить планы на будущее, на его день рождения, осенью, она подарит ему щенка, скорее всего какого-нибудь ротвейлера, чтобы по характеру как раз ему подходил. Может быть ещё через пару лет они решатся на ребенка. Может быть тогда Мари посчитает, что всё окончательно наладилось, пришло к этой общепринятой норме: “отец, мать и мелкий спиногрыз, выкачивающий все деньги”. Она тогда окончательно себя к нему привяжет, Мария уж и не знала хорошо или плохо это было бы.
 
Ей наконец-то хочется домой, черт, да она даже может назвать это место, где они живут с Риорданом, домом. Это прогресс. Тереза паркует машину не слишком аккуратно, слегка заезжая на газон и где-то отмечая себе, что нужно сказать Штефану, чтобы он его постриг. Из багажника забирает сумки с покупками и едой из супермаркета, в который заехала по дороге, планируя сделать какую-нибудь пасту с курицей и овощами, может ещё какой-нибудь пирог. Штефан вроде ещё не разу не жаловался на её навыки готовки.

Со всей горой сумок открыть дверь получается только раза с третьего, а дома, ожидаемо, никого нет. По примерным прикидкам у Мари есть пара часов, чтобы приготовить ужин, поработать и… нет, дома всё-таки кто-то определенно был. Тереза точно помнила, что дверь в подвал была закрыта, когда уходила из дома. Она берет с вешалки зонт-трость, такое себе оружие против грабителей, а второй рукой тянется к мобильному телефону, даже особо не зная кому звонить сначала - в 911 или Штефану, - если в подвале действительно чужак. 

Мысль о том, что там что-то могло случиться с мужем, Мария-Тереза даже не рассматривает, спускаясь в подвал и крепко стискивая ручку зонта. Света практически не было, лишь пара лучиков, пробивающихся из коридора, но и они дают рассмотреть нечто (лишь спустя где-то минуту Риордан осознает что нечто это человек), подвешенное в их подвале. Нечто стонет, хрипит и всячески показывает что оно живо и не отказалось бы от помощи. Она застывает в ступоре, не представляя что делать. Всё это было похоже на плохую серию плохого хоррора. Мари их, черт подери, ненавидела.

Первая проскользнувшая мысль: “мой муж всё таки точно псих,” ведь кто бы ещё мог притащить в их подвал чертового живого человека и подвесить к потолку, как свиную тушу. Тереза даже не знает, а хочет ли она услышать объяснения Риордана. Вторая - нужно валить отсюда, как можно скорее. Желательно сразу на другой конец света, потому что у Клэр и родителей он её точно найдет, Мари точно не хочет висеть рядом с этим беднягой. Третья - нельзя быть такой тупой дурой, она попалась ему буквально на выходе из подвала.

Она тяжело дышит и не говорит ни слова. Мари не спрашивает “какого черта,” - ей страшно услышать ответ, ей не хочется последствий. В голове слова матушки: “Ты с мужем должна быть всегда вместе, одной сатаной, как пословица говорит,” - сатаной в буквальном смысле Мария-Тереза быть не хотела. В глазах - неподдельный страх, Штефан шагает навстречу, наверняка желая всё объяснить, но Риордан лишь шарахается от него назад, по направлению к лестнице в чертов подвал. 

Мария-Тереза выбрала определенно не то направление.

Позади слышится грохот. Она не успевает понять как и кто, но горло оказывается сжато чьей-то рукой (похоже того человека, что висел в подвале, но Риордан определенно этого не осознает в тот момент). Мари задыхается, дышать нечем не только от передавленного горла, но и из-за паники, она плачет, идеальными ногтями царапает то руку, схватившую её за горло, то, не попадая, собственную шею. Ей давно не было настолько страшно и вот, вновь, она не способна выдавить из себя и звука.

Она не хочет умирать, не так. Черт, Тереза вообще больше не хочет умирать. Штефан что-то рычит - Мари не слышит, она не знает откуда у него пистолет и лишь смотрит на мужа со страхом, словно умоляя спасти. Рука всё так же сжимает чертов зонт-тросточку. Вообще не думая, она бьет напавшего, что есть силы, хотя её-то очевидно немного, попадает, кажется, в пах. Хватка ослабевает буквально на секунду, но ей хватает, чтобы вырваться, на горле остаются глубокие царапины. Мария-Тереза инстинктивно припадает к земле, сжимаясь в комочек, а руками всё хватаясь за горло, плача, смазывая чертову тушь. Она не слышит ничего. Ей просто чертовски страшно-страшно-страшно.

0


Вы здесь » crossreality » наши друзья » dial 0-800-U-BETTER-RUN