правила занятые роли шаблон анкеты амс нужные персонажи хочу к вам списки смертников отпуск банк подарки помощь с графикой

пост недели \\ AND LOSE, AND START AGAIN...

Хотелось прыгнуть на лошадь, ускакать подальше в поля, валяться в цветах, которые пахли так одуряюще, что кружилась голова, смотреть на проплывающие по синему небу пушистые облака и не думать о королевских делах, не думать об ответственности, которая была возложена на её, ещё по сути детские плечи. Хотелось достать бумагу и карандаш и слушать тихое редкое поскрипывание грифеля о листы, которое нарушало бы тишину её холодной комнаты, давно не казавшейся уютной. В ней оживали все страхи, все кошмары, и Элион медленно сходила с ума, доходя в своих мыслях до передачи в руки брата всей власти. Она ворвалась в конюшню, пробежалась маленьким ураганчиком по сену, спугнув конюха, и в конце концов остановилась напротив стойла, в котором пряталась её красавица. Лошадь была бежевой на спине, а по всему телу россыпь тёмных пятен, словно напоминание о земных жирафах, которых, конечно же, не было на Меридиане. Она не любил других людей. Её звали Жозефина, и она утыкалась носом только в её ладони, доверчиво, словно Элион была единственным существом в этом мире, кто её любил. ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ

нужные персонажи \\ в программе "жди меня"

Немного о...

"Закрой глаза, представь, что тебе пять лет, и посмотри в окно ещё раз. Представь, что тебе ещё не нужно выбирать, во что верить, потому что нет никакого выбора – всё едино, всё неделимо. Ещё не нужно искать смыслы, наделять что-либо значимостью. Ты ещё путаешь «вчера» и «завтра» просто потому, что время не имеет никаких насечек, оно даже не длится, оно просто есть. И ты просто есть, и от этого практически неуязвим и категорически бессмертен. И ломтик янтарной дыни или кружка свежей малины делает тебя абсолютно, абсолютно счастливым".

crossreality

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossreality » наши друзья » Lost soul


Lost soul

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

https://i.imgur.com/aktcdsO.png
мистика ☩ способности ☩ наше время ☩ соулмейты
людиодарённыеведьмыатланты

0

2

ДУША РЕЙНАРДА ЖАЖДЕТ ОТЦА И ОДНОГО ИЗ ВЛИЯТЕЛЬНЫХ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ КОНКЛАВА

http://s9.uploads.ru/L9VqC.jpg

Hugh Laurie


Ричард Гарднер, 58-62


Ты мой властный отец, который прописал каждый шаг моей жизни.


Человек, один из влиятельных представителей Конклава


о персонаже

Ричард Гарднер - не последний человек в Конклаве и вообще в городе. Он - опасный. Самоуверенный. Немного наглый. Он - представитель сильных мира сего, во всяком случае среди людей. Его уважают. Его боятся. Но не любят.
Владелец собственной фармацевтической компании, в которой занимаются не только лекарствами но и поставкой медтехники.
Имеет два высших образования, оба в сфере медицины. Одно из них - инженер по медицинской технике.
Официально компания Ричарда занимается только поставкой медицинской техники в различные клиники, а также реализацией фармацевтических продуктов. Однако, есть и некоторые тайны, например небольшие лаборатории, размещенные в темных подвалах. А вот зачем они нужны - сказать может только сам Ричард. И может быть, еще некоторые представители Конклава.

отношения с вашем персонажем

Ричард - тиран и деспот для Рейнарда, но вместе с тем пример для подражания. Именно Ричард определил всю дальнейшую судьбу своего сына, строго направляя его в нужную сторону. Именно Ричард оберегает его от возможных ошибок. Правда, это у него не всегда получается.
Это о личном.
Но есть еще и сторона работы. Той самой, где в темных лабораториях будут проворачиваться не менее темные делишки.
Обсудим этот вопрос?

о себе

Заявка на игрока - свободная. Те данные по типу расы, образования и положения в обществе не менябельны, все остальное обсуждаемо. Внешность и имя можно изменить, фамилию придется оставить.
Ищу идейного и независимого игрока, который будет развивать свою сюжетную ветку, опираясь не только на Рейнарда.
От игрока прошу загореться идеей и понять персонажа, увидеть его властность и стремление к контролю. Однако, прошу наделить его и другими человеческими чертами, а не делать из него машину для убийств. Чувствами, эмоциями, недостатками.
Играть что найдется, причем не только со мной. Поиграем и личные эпизоды и сюжет.
Не буду требовать высокой активности, сам пишу 1-2 поста в неделю от 2 до 4 тыс.символов.
Обеспечу графикой.

мой пост

Ты… помнишь?
Сигаретный дым, выпущенный из легких, задерживается в комнате, прежде чем вылететь в полуоткрытое окно. Словно осматривается. Оставляет за собой едва уловимый привкус, смешанный с терпким ароматом. Этот аромат проникает в тяжелую ткань портьер, в обивку старого кресла, в потемневшую твердь деревянного шкафа, в исписанные мелким почерком листы…
Ты… помнишь? Вкус, цвет, запах? Или что-то еще?
Рейнард задает этот вопрос себе не в первый и не в последний раз. Перечитывает старые записи, словно пытаясь найти в этом ворохе бумажек хоть что-то. Но среди этих записей нет ничего, что подтвердило бы реальность. Только память, такая, какую разум отказывается принимать.
Ты… помнишь?
Он не помнит. Его воспоминания спутаны и неясны, перемежаются между собой как ненастроенные радиостанции на сломанном приемнике. И с этим почти невозможно что-то поделать. Кроме… может быть.
Покидая квартиру, Рейнард  закрывает дверь и несколько раз дергает ручку проверяя замок. Отмечает за собой это действие: еще один пункт нестабильности психики. Хлопает рукой по карману брюк, проверяя наличие ключей от мотоцикла. Он делал так еще у порога. Считает ступени, на которые наступает. Точно ли он настолько здоров, насколько указано в его медицинской карте?
Звуки улицы охватывают его со всех сторон, стоит только открыть дверь. Также, как охватывают мысли о том, что отец бы не одобрил того, что он собирается сделать. Он чуть трясет головой, позволяя чуть отросшим прядям рассыпаться в легком беспорядке, тянется к пачке сигарет, опираясь спиной на каменную стену у выхода. Это позволяет отвлечься: он взрослый человек и способен принимать решения самостоятельно. Ведь так?

Колокольчик у входа в магазин мелодично звенит, оповещая о новом посетителе. Рейнард останавливается у порога, давая глазам привыкнуть к тусклому освещению, а уже после проходит внутрь. Нос  улавливает незнакомые ароматы – какие-то смеси трав, похожие на пряности. Так пахло на рынке, на который как-то в юности водил его отец. Проходя вдоль витрин, Гарднер скользит по ним взглядом: множество из того, что тут спрятано он видит не впервые. Но впервые сталкивается с этим в собственных целях. В тех целях, от которых он, по призванию или по профессии должен защищать.
Всегда ли мы делаем то, что нужно?
Чуть откашлявшись, мужчина, наконец, переводит взгляд на девушку за стойкой:
- Это вы владелица этого магазинчика? Эвита?

0

3

ДУША ААРОНА ЖАЖДЕТ МАТЬ ЕГО ДОЧЕРИ

https://image.ibb.co/jqugFf/3nataliedormer-ESMag2001a.png
Natalie Dormer


Лилиан Блэкфайр, 36


Мать моей дочери


Атлант, способность на выбор, второй уровень

о персонаже

Удивительная ты женщина. Волевая, целеустремленная, но настолько сама себе на уме, что я иногда поражаюсь – сама додумалась или голоса в твоей голове подсказали? В тебе всегда есть что-то загадочное, нераскрытое мной. Стыдно, пожалуй, но я не очень хорошо знаю тебя до сих пор. Что ты любишь на завтрак? Живые ли скорпионы у тебя на предплечьях? Ты опасна. Действительно, очень.
С возрастом стала все больше одержима магией, все меньше терпима к представителям иных рас.
Ты охотишься за редкими артефактами, не гнушаешься ничем для достижения своих целей. Работаешь на результат и имеешь в городе весьма положительную репутацию.
Ты не говорила Айли правду обо мне. Рассказала красивую историю об отце-летчике, погибшем в первый год ее жизни. С возрастом ты переняла взгляды своей семьи, стала одержимой жаждой чистой крови и власти атлантов над остальными.
Твои родители некогда были весьма влиятельными персонами в Ордене. Отец (занимавший, к слову, должность верховного представителя атлантов в Ордене) не так давно умер, мать жива, но ушла на покой, все еще продолжая дергать за ниточки из тени. Ты очень на их похожа: магией владеешь так же хорошо, как и информацией, всегда умеешь сохранять лицо.
Ты не была самой заботливой матерью на свете, но постаралась дать своему ребенку достойную жизнь. Зачем ты вообще ее оставила? Меня это искренне удивляет. Я – колдун, враг твоего народа, выродок, из-за предков которого пал твой исторический дом. Пожалуй, тогда ты об этом не думала. Тебе очень повезло, что Айли стала тем невероятным исключением – атлантом, рожденным в союзе атланта и колдуна.
В 27 ты вышла замуж за чистокровного атланта, разделяющего твои взгляды, и жизнь стала почти счастливой.
До того дня, пока кто-то не начал вредить тебе.

отношения с вашем персонажем

Мы познакомились с тобой году так в 2000. Пробыли вместе совсем недолго. Тогда в тебе еще были не так сильны атлантские замашки, жил бунтарский дух и философия свободы. Это выглядело круто и романтично, на чем мы и сошлись. Повстречались немного и разошлись. Мы не были созданы друг для друга, это было понятно сразу, но что-то заставляло нас тянуться к друг другу те короткие одиннадцать месяцев.
Мы не общались много лет. Как-то пересекались пару раз, но ты меня избегала, а я не настолько стремился к общению. Все проходит, как прошло и наше взаимное увлечение.
В общем, вынужденно мы с тобой возобновили общение только год назад, когда выяснилось, что (внезапно!) у нас с тобой общая дочь. И ты скрывала от меня это сокровище? Еще бы. Не знаю, что ты почувствовала в тот момент, когда поняла, что беременна. От колдуна. Восемнадцатилетнего колдуна, с которым у тебя не осталось ничего общего.
Неудивительно, что ты рассказала ей красивую историю о летчике-испытателе, который был, конечно же, чистокровным атлантом. Ты ведь не имела права на ошибку. Просто не могла.
Я не знаю, как сложатся наши взаимоотношения в дальнейшем, но сейчас наше общение сложно назвать приятным или позитивным. Пожалуй, ты ненавидишь меня. За Айли, за правду, за то, что я так спокойно к этому отношусь.
А ведь тебе еще нужно придумать, как обелить обратно свою подпорченную таким интересным явлением репутацию, ведь атлант, связавшийся с представителем других рас, рискует стать настоящим изгоем в кругу своих.

о себе

Это заявка не только от меня, скорее, от нас с Айли. Мы будем рады тебе, и можем поиграть и вдвоем, и втроем, и как только взбредет в голову. Я не против отыграть и что-то из того самого прошлого, и весьма интересную встречу в настоящем.
Мне не важно, от какого лица ты пишешь, сколько у тебя в посте символов и используешь ли ты заглавные буквы.
Я прошу не делать из Лилиан истеричку, и тогда мы поладим. Я бы хотел видеть сильную и прекрасную женщину, которая нашла в себе силы жить с тяжестью собственной лжи, и умеет постоять за себя в настоящем.
Имя, внешность, род деятельности – обсуждаемо)

мой пост

Никогда не бегаю с наушниками. Бег – время для размышлений, омута собственных переживаний и маленькой бытовой философии. Чем больше бегу – тем становится легче. Яд слов рассасывается, уступая спокойствию и смирению. Мне все еще больно от сказанного Эмилем, но я чувствую себя отчасти виноватым за то, что ушел так резко. Стыдно, потому что поддался сиюминутным эмоциям, своим внутренним обидам и сделал так, как будет лучше мне. Оставил его, пусть и на короткое время. Эта мысль в какой-то момент и заставляет меня повернуть обратно. Я слишком люблю его, чтобы делать больно, даже когда больно и мне самому.
Стопы кроссовок размеренно опускаются на асфальт, затаптывая сигаретные окурки, фантики, жухлые листья и бог знает, что еще. В голове образ Эмиля, выплевывающего мне горькие слова раз за разом. Я не видел его лица, и теперь представляю, как оно могло выглядеть в тот момент. Вряд ли он был доволен тем, что сказал, но внутри меня все равно сосущая пустота. Потому что он готов к тому, чтобы я ушел.
Я разозлился так сильно впервые за долгое время, и мне нет оправдания кроме той боли, которая разрывает меня изнутри. Я не требую ответной любви, но не представляю, как мог бы уйти от Эмиля ради кого-то иного. Пусть это и мой соулмейт, быть может, такой шанс – один на всю жизнь, не важно. Больно, что за все эти месяцы он так и не понял самого главного.
Дышу глубоко и равномерно, удерживая пульс.
Мне снова хочется расчесать его волосы. Это успокаивает.


Ночью снится мир без него. Серый, бесцветный. Понимаю, что это сон, когда вместо крика из горла не вырывается ни звука. Но что я могу поделать? Тут липко и страшно, мне не вырваться. Очень хотел бы проснуться. Хватит! Но кошмар затягивает все дальше и дальше, а в конце я-он снова мчусь по пустой дороге и уже знаю, что вот-вот должно произойти.
Теплое дыхание Эмиля будит меня за секунду до гибели.
Он уже даже не смотрит на меня, вернувшись в прежнее положение, а я не могу найти в себе силы, чтобы снова сжать его руку в качестве благодарности.
Приближающийся рассвет заставляет меня открыть глаза от смутного чувства тревоги. Не знаю, что именно меня беспокоит, но понимаю, что больше не усну. И, чтобы не разбудить Эмиля, тихо покидаю постель. Внутри все сворачивается, скукоживается, истлевая, от мрачных мыслей. Провожу кончиками пальцев по книжной полке в гостиной, мысленно прощаясь. Я еще здесь, но знаю, что это не навсегда.
Мы прожили десять счастливых лет вместе, и после всего этого я не имею морального права принуждать его оставаться со мной. Он не обязан. Так уж вышло: я для него чужой, а он для меня – нет. Так бывает, и взаимная привязанность становится однобокой. Может быть, мы станем друзьями. Может быть, даже еще раз прыгнем с парашютом или… или нет. Опускаю вмиг потяжелевшие веки, моргаю и тащусь на балкон, чтобы забить свои тревоги прохладным утренним воздухом.
Не знаю, сколько я стою вот так, собирая в себе по крупицам все, что чувствовал за последнее время. Все обиды, проглоченные колкости, бессилие и страх. А затем резко выпускаю их, разбивая костяшки в кровь, избавляясь от дурных мыслей, как мне кажется, навсегда. Они выходят из-под кожи вместе с выступившей кровью, я верю. И тут же снова чувствую стыд за свою несдержанность. Не имеет значения, что чувствую я, это все временно. Пробираюсь обратно в комнату тихо, надеясь, что не разбудил спящего Эмиля, но вот он уже шарит по тумбочке в поисках очков.
Пытаюсь спрятать кровоточащие ранки второй рукой, но понимаю весь абсурд ситуации. Усаживаюсь рядом с Эмилем на край кровати, не обращая внимание ни на что больше. Мне еще нужно помочь ему переодеться.
И всю первую половину дня мы проводим в обоюдном молчании, лишь изредка перекидываясь односложными фразами. Темнота внутри меня сгущается и, кажется, вот-вот произойдет что-то катастрофическое. Я купирую собственные чувства всеми возможными способами – не хочу, чтобы Эмиль это чувствовал. Я просто не настроен разговаривать, и, кажется, мы сегодня созвучны в этом.
После обеда привычно массирую ему ступни. С прежней нежностью и осторожностью, хотя бы так давая ему понять, что на самом деле не злюсь на него, и к нему у меня только самые теплые чувства. Хочу, чтобы он был счастливым - с этой мыслью я еще на несколько минут погружаюсь в раздумья. В какой-то момент я решаюсь, сжимаю его ступню в ладонях и поднимаю взгляд.
- Я перееду, как только перестану быть нужен тебе, - сглатываю, потому что на деле слова звучат гораздо больнее, чем это было в моей голове. – Я сниму квартиру где-нибудь поблизости, и ты всегда сможешь позвонить мне, хорошо? В любое время суток. Я всегда помогу тебе.
Не могу видеть его лицо, и принимаюсь разминать стопу еще усерднее, но сухие слова долетают до моих ушей, и чертовски ранят своим двусмыслием:
- Зачем? Если кому-то съезжать, то мне. Это твой дом.
Сглатываю и цепляюсь к последней фразе, чтобы не надумать себе лишнего, не поверить в то, во что так хочется верить, и отвечаю ему совсем не в тон, почти жалобно:
- Это наш дом.
Какое-то время мы молчим, избегая встречаться глазами. Опускаю его потеплевшую ногу на перекладину коляски и принимаюсь за вторую. Пальцы плавно скользят по коже с нажимом в определенных местах. Ему где-то больно, где-то щекотно, а где-то приятно – я знаю, и стараюсь быть осторожным. Потому что он ни в чем не виноват. Мне бы очень хотелось, чтобы он это знал, чувствовал, что совсем ничем мне не обязан, но оперировать могу одними только прикосновениями. Боюсь, что словами скажу слишком много лишнего.
Плечо непроизвольно дергается от неожиданности, когда Эмиль снова заговаривает со мной. Полный абсурд и попытка убедить меня в том, что это я ему ничем не обязан. «Ты не обязан ухаживать за мной просто потому, что больше некому». Поднимаю на него глаза с каким-то заторможенным, очень спокойным удивлением:
- Это так не работает, - пожимаю плечами. – Просто я тебя люблю. – и снова возвращаюсь к массажу.
- И поэтому ты решил снять квартиру?
Кажется, будто в меня попала молния. Перед глазами на секунду проносятся искрящие всполохи белого, а по телу проходит дрожь. Разряд. Это и больно, и избавительно; зрение возвращается не сразу, но я даже не подаю вида. Осторожно возвращаю ступню Эмиля на ступеньку, и только потом позволяю себе взглянуть на него. Все такое же родное лицо. Двухдневная щетина, расчесанные мной по привычке волосы, домашняя футболка с хартаграммой из наших далеких двухтысячных.
Осторожно беру его ладонь в свою руку и касаюсь губами костяшек.

0

4

ЦВЕТЫ ЗЛА ЖДУТ ГЛАВНОГО МИРОТВОРЦА

http://s7.uploads.ru/MnRKx.png 
Amber Heard


Michelle Caron |Мишель Карон, 36-40


Травма-хирург


светлая ведьма, II-I


о персонаже

Мягкая, всепрощающая, добрейшей души человек ведьма. Так о тебе говорят почти все, кто знает тебя лично или лишь по репутации. Ты предстаешь многим подобной ангелу, непоколебимой и недостижимой... и во многом всё это чистая правда. Но не стоит обманываться твоим миролюбивым настроем, ведь если собрать всю кровь дураков, разбившихся о твои щиты, посчитав, что ты легкая добыча, ты могла бы с легкостью утопить всех, кто считает тебя беззащитной простушкой. Ведь ты - Мишель Карон, потомок древнего и опасного ковена, ты - выросшая под железной рукой воинственного фанатика, ты - одна из талантливейших волшебниц страны, ты - не менее успешный хирург с железными нервами.
Дипломат, знающий, когда пора закончить переговоры и взяться за оружие. Искусная ведьма, глубоко осведомленная в тончайших материях магии и умеющая применять их на практике. Верный друг, готовый пойти за своей семьей через огонь, воду и медные трубы, и всё это, не позволив никому получить ни царапинки. Хранительница секретов, своих и чужих, мировых и мелочных, но никакие из них никогда не покинут установленных тобой границ.

участие в жизни ковена

Мишель является двоюродной внучкой Марии (первой верховной жрицы американского отделения ковена) и приходится кузиной, одним из двух лучших друзей и частью магического треугольника нынешнего лидера Цветов Зла. Именно Мишель первой узнала о искренних чувствах Александра к Рейнарду и она же помогла защитить его от смерти в той злополучной аварии. Сделала она это не только ради кузена, но и из-за собственной давней тайной любви к человеку, с которым училась в университете, но кому так никогда и не призналась, боясь за его безопасность (как выяснилось, не зря). Её защитный артефакт и поддержка помогли Алексу выиграть смертельный поединок за место верховного жреца.
Она - правая рука лидера ковена и один из Советников Цветов Зла. Впрочем, в последней её должности, она занимает принципиально мирную позицию, заведуя обучением светлых ведьм, медициной и являясь надежным голосом разума и мирного решения любой проблемы.   

дополнительно

Персонаж упоминался в эпизодах и в целом может рассчитывать на очень активную игру, как сюжетную, так и личную с Александром и другими членами ковена. Это сильная и независимая личность, и игрока хотелось бы такого же, развить весь потенциал этой ведьмы. Внешность (но не цвет волос), обсуждаема, как и неуказанные детали биографии, всё же прописанное выше может только раскрываться с большими деталями.

0

5

ДУША РЕЙНАРДА ЖАЖДЕТ БРАТА ПО ДУХУ, НО НЕ ПО КРОВИ

http://sd.uploads.ru/B9QpN.jpg

Domhnall Gleeson*


Лукас, 31-33


Ты мой единственный лучший друг


Человек, последователь Конклава


о персонаже

Ты - немного странный, словно не от мира сего. Кажешься всем живым, улыбчивым, общительным, ярким а на деле в душе непроглядная тьма: куча боли, страхов, страданий и все это спутано в огромный клубок - потащи одну нить вытащишь сразу сотню.
Ты - трудоголик, алкоголик и адреналиновый наркоман. Кажется, только в эти моменты ты живешь по настоящему - тогда, когда работа увлекает. Тогда, когда горести топятся в бокале. И тем более тогда, когда пульс зашкаливает от пережитых эмоций.
В тебе очень много потенциала и еще больше целеустремленности: у тебя, в отличие от меня никогда не было влиятельных родителей или других родственников, ты добивался всего сам. В том числе и того, что у тебя есть сейчас: деньги, благосостояние, работа и, самое главное, место в Конклаве.
Ты ненавидишь всех этих "волшебнутых" как любишь выражаться сам, но ты никогда никому не рассказываешь причин этой ненависти.
Ты любишь свою работу, словно готов жениться на ней: постоянно развиваешься, ищешь что-то новое, пробуешь что-то новое. Конечно, без поддержки Конклава это было бы невозможно и ты понимаешь это.
Ты немного маньяк и садист, ты получаешь лишь удовольствие от некоторых поручений Конклава под грифом "Секретно". Но этого тебе мало...

отношения с вашем персонажем

Мы с тобой знакомы половину нашей жизни точно, ведь познакомились еще в старших классах. Вместе учились в медицинском вузе, правда, на разных специальностях. Вместе проходили практику. У нас с тобой за спиной множество шалостей, фантазий, приключений и маленьких свершений. Мне всегда казалось : я могу доверять тебе, а ты мне. Но, чем старше я становился, тем больше мне становилось ясно и другое: я - лишь ступень на твоем пути. И когда ты его закончишь, когда ты добьёшься своего, я стану тебе почти не нужен. Но пока я нужен тебе. Даже не столько я сам, сколько доступ к моей семье, для которой ты стал подобно второму сыну. И даже не столько моя семья тебе нужна, сколько возможность пользоваться лабораториями моего отца не только в целях Конклава, но и в своих собственных.

о себе

Как обычно - это заявка лишь скелет, который должен обрасти событиями, мечтами, целями, страхами и страстями лишь по воле игрока. Я не настаиваю на сохранении внешности, и тем более на сохранении имени, но есть важные элементы которые не подлежат смене: раса, принадлежность к Конклаву, желание добраться до "подвалов" Гарднера.
В качестве профессии предлагаю  такие варианты как нейрохирург, невролог, нейробиолог. В общем, все, что связано с человеческим мозгом: из нас может получиться очень хороший тандем.

По поводу игры и генерации сюжетов - можно играть прошлое (веселое и не очень), но я бы хотел сделать упор на настоящее: переломные моменты, когда ты уже не друг и не враг. Совместные проекты, работа с подопытными и так далее. А еще, мне очень интересно посмотреть как ты отреагируешь на мои отношения с Александром... или, как он отреагирует на тебя.
В общем, играть точно что будет, это гарантирую.
Но. Все таки на роли хочу видеть игрока, который будет готов развивать свою линию самостоятельно. )

Высокой активности и длинных постов не прошу. Графикой обеспечу.

мой пост

Все же,
кто ты?

Он наблюдает, вглядывается в проходящих мимо, заходящих и выходящих. Долго, пристально, почти не моргая до тех пор, пока не начинают слезиться глаза. Он вдыхает полной грудью пыльный городской воздух, но этого кажется недостаточно. Каждый вдох сопровождается едва ощутимой тянущей болью где-то на уровне груди. Что он тут делает? Почему он не может просто пойти и спросить. Вот так вот просто напрямую: мы знакомы? Но что-то мешает. Сковывает по рукам и ногам, собирается мокрым комком в горле и расползается слабостью по всему телу. Будь он сам себе пациентом, он назвал бы это чувство страхом.

Откуда ты тут появился?

Он чуть улыбается, рассказывает что-то там о разбитой фаре машины, попутно извиняясь перед совсем юным мальчишкой, испуганно смотрящим то на Рейнарда то на тех, кто оказался в мастерской. Он подписывает какие-то документы, рассчитывается кредитной картой и обещает заехать чуть позже, но… перед внутренним взглядом стоит только Он. Кто-то, от кого мурашки бегут по коже. Кто-то, кто как кажется должен помнить его. Кто-то, кто заставил его забыть?... Едкое чувство появляется совсем внезапно и он хочет отмахнуться от него, не зацикливаться на этой догадке. Не зацикливаться на том, каким знакомым кажется его взгляд. Манера речи. И даже запах. Он уходит из мастерской и не хочет там появляться более никогда. Звонит отцу и просит отправить кого-то, кто сможет забрать машину вместо него, и, получив утвердительный ответ, вздыхает с облегчением.
Но… Иногда наши желания не совпадают с тем, что мы Хотим на самом деле.

Кто ты?

Шум мотора заглушает щелчок зажигалки. Огонь, вспыхнувший на секунду, перебрасывается на тонкую папиросную бумагу, заставляет тлеть табачные листья для того, чтобы они выделяли яд. Тот яд, который, говорят, может убить лошадь. Но не убивает человека.  Никотин разливается по легким, всасывается в кровь, чтобы потом пронестись по всему телу и подарить минуту спокойствия. Ту минуту, ради которой рискуешь часом собственной жизни. Рейнард знает об этом, но не собирается расставаться со своей вредной привычкой. Странно, но после аварии он начал курить больше. Пить больше. Словно осознанно идя к саморазрушению, медленно, но неумолимо убивая себя самого. А может быть, он просто потерял смысл жизни вместе с теми воспоминаниями, которые во тьме его разума не может раскопать даже сильная ведьма. Теми воспоминаниями, которыми он одержим, как одержима своими идеями Армия Бога, или как одержимы своими страхами те, что заперты за мягкими стенами их больницы.

Зачем ты вернулся?

Связка ключей, выуженная из кармана, позвякивает в руке, а Рейнард, кажется, уже в десятый раз пересчитывает их количество. Он знает его наизусть. Знает, какую из дверей может открыть каждый из этих кусков металла, но не может подобрать правильный к собственной памяти. Он, кажется, испробовал уже все: медикаменты, наркотики, электроды, гипноз и даже поход к ведьме, но не смог вспомнить ничего кроме этих зеленых глаз. Тех, что он увидел в той самой мастерской. Тех, которые он страстно желает увидеть снова, но не рискует приблизиться к гаражу ближе, чем на десять метров. Тех, за которыми он пойдет даже в преисподнею, если потребуется.

Можно, я просто спрошу тебя?
Что же мешает ему просто пойти еще раз в этот гараж, просто поговорить и просто спросить? Почему он лишь медлит, высматривая и выглядывая подобно неопытному малолетнему юнцу, что караулит понравившуюся девчонку у дома? Он чуть трясет головой и отбрасывает от себя навалившуюся истерику. Еще немного и он начнет смеяться, так словно смеется в последний раз. Над тем, какой же он на самом деле трус. Но в голове вспыхивают воспоминания, и он боится того, что если эти нелепо склеенные осколки потревожить еще раз,  рассыплются не только они, но и вся, так аккуратно собранная заново его личность. Поэтому он просто ждет.

Помоги мне выйти из этой тьмы…

Иногда ожидание не проходит даром. Быть может Он заметил его и теперь идет просто сказать «Привет»? Но нет… Рейнарду кажется, что на долю секунды они встречаются взглядами и он быстро отводит глаза. Прямо как в тот раз, когда они только познакомились. Прямо так, как он описывал в собственном дневнике. Кап-кап. Еще одна капля в стакан страхов, сомнений и осколков. Когда он будет переполнен? Взглядом он прослеживает направление движения, видит как Он садится в машину и отъезжает. Щелкают замки шлема, и, поправив перчатки Рейнард выкручивает ручку газа на своем мотоцикле, позволяя ему тронуться с места. Даже если Он его заметит… чтож, будет только лучше.

Просто протяни мне руку.

0

6

ЦВЕТЫ ЗЛА ЖДУТ СЕРОГО КАРДИНАЛА

http://sd.uploads.ru/xXUrZ.png

Ian Somerhalder


Caleb Amell | Калеб Амелл, 34-40


Вице-президент компании по ремонту и продаже редких, классических и винтажных автомобилей.


Тёмный колдун III-II.


о персонаже


Одной улыбкой завоевывая мужчин, женщин и их кошельки, ты гениальный манипулятор, способный и Папу Римского в сатанисты обратить. Да так, что тот тебя ещё и поблагодарит, прежде чем бежать переубеждать всех христиан, что Сатана - их истинный и единственный Бог. Пожалуй, едва ли не больше игр на нервах окружающих ты любишь только игры за деньги, будь то бизнес или карты. Преуспевать ты успеваешь и там, и там, имея ко всему прочему какой-то едва не сверхъестественный талант к получению несметных богатств лишь легким движением своей ухоженной руки. Впрочем, без реальной магии ты тоже не обходишься, без зазрений своей несуществующей совести пользуясь любым доступным преимуществом.
Выживает не сильнейший, а умнейший - твёрдо уверен ты. И ты так же далек от дурака, как Плутон от Солнца, если не дальше. И, несмотря на снисходительное презрение к 99% населения Земли, те редкие единицы, что ты считаешь достойными своего королевского внимания или, упаси господь, дружбы - будут с тобой как за сложенной из неуязвимых пачек денег стеной. Один в поле не воин - эта мудрость тебе тоже знакома не понаслышке, и ты очень внимательно подбираешь себе достойных союзников, а когда нашёл, вместе стремишься к звездам и дальше.
Изворотливый, мстительный, беспощадный, саркастичный, до умопомрачения обаятельный, тебя невозможно не любить, и ещё сложнее не ненавидеть, хотя бы из зависти. А ты только и рад добавить окружающим повода позеленеть ещё сильнее, так твой цвет лица на их фоне выглядит ещё лучше. И меньше кто обращает внимания на твою огромную неустанную работу, упорство, мгновенно адаптирующийся к изменениям интеллект и почти очаровательную заботу о тех, кого ты считаешь своими.

участие в жизни ковена

Он - левая рука нынешнего лидера, верный (а может быть и не очень) сторонник, руководитель из теней, гениальный организатор, и стратег, и тактик. Заправляет всей финансовой стороной как самого ковена, так и Цветов Зла, заодно командуя небольшой командой технических специалистов.
Не урожденный член ковена, по счастливой случайности оказался с Александром в одной комнате общежития в Колумбийском университете и парни практически мгновенно сдружились. Не прошло много времени, прежде чем наблюдательный Калеб вычислил, что у нового друга не такие уж и невинные хобби, и вскоре вписался в самую гущу дел секты. Всегда пользовался некоторым недоверием со стороны предыдущего верховного жреца, но будучи одним из лучших друзей и последним в магическом треугольнике Алекса, был допущен к делам. После смены руководства, буквально накинулся на возможность расширить своё влияние, заодно на месте приняв предложенное место вице-президента в унаследованной другом компании. Не страдает особой ненавистью к людям, равноправно презирая абсолютно всех подряд. В жизни секты участвует по большей части, чтобы не страдать от скуки и иметь нескончаемый поток жертв для своих психологических игр.

дополнительно

Замечательно, если у игрока будут свои планы на этого персонажа. Возможностей хоть для личной, хоть для сюжетной игры более чем предостаточно. Так же можно остаться верным нынешним сторонникам, а можно и задумать целый переворот, но помните, что в любом варианте будут свои последствия. Внешность желательно сохранить хотя бы похожего типажа, имя и указанные детали не изменны. Остальное на откуп игрока, но сохраните общий образ.

0

7

ВРЕМЯ ВОЛШЕБСТВА

СЕВЕРНЫЙ И ЮЖНЫЙ КОВЕН, А ТАКЖЕ ЦВЕТЫ ЗЛА  ИЩУТ СВОИХ ПОСЛЕДОВАТЕЛЕЙ
http://images6.fanpop.com/image/photos/40300000/-Eliot-Waugh-the-magicians-40330483-400-225.gif
   
Темные ритуалы, светлые защитные чары, кровь атлантов и шабаши: все это - обычные будни наших колдунов и ведьм.
В честь приближающегося Самайна с 23.10 по 01.11 упрощенный прием для всех колдунов и ведьм!

0

8

ДУША ЭЛИЗЕРА ЖАЖДЕТ САРКАСТИЧНУЮ РАСИСТКУ ПОД ПРОКЛЯТИЕМ

https://www.hopetocope.com/wp-content/uploads/2017/04/Kristen-Bell-Depression-Advice.jpg
Kristen Bell


Имя на выбор, но пускай тут будет Мелинда, 31


Ты моя подопечная в Центре


Атлант, иллюзии, на начало игры IV уровень, затем III


о персонаже

«Знаешь, куда мнение свое засунь?»
Милая, ты ужасна. Острая на язык саркастичная хамка, сочетающая в себе все крайности, присущие атлантам. Во-первых, ты очень красива. Во-вторых, у тебя сильная способность. Ну, и в третьих, ты просто невыносима.
Из тех, кому палец в рот не клади: откусишь по локоть. Весь мир крутится вокруг тебя. Обман? Невыполненное обещание? Плевать. Пожимаешь плечами и лопаешь пузырь из жевательной резинки. Чужие эмоции и чувства тебя не волнуют. В лучших традициях своей расы ты терпеть не можешь ведьм, можешь прямо сказать в лицо кому-то свое мнение на его счет, да и просто показать средний палец. Тебя не трогают проблемы экологии, обездоленных, больных. Это их проблемы. Ты берешь от жизни все, не оглядываясь на комфорт и свободу других людей.
Точнее, брала.
Совсем недавно тебе "посчастливилось" нахамить весьма злопамятной ведьме, да еще и бросить в нее смятый кофейный стаканчик. Поздравляю, теперь ты - носительница весьма неприятного проклятия: стоит тебе только сделать что-то плохое, обидеть кого-то или повести себя безответственно, как с тобой начинают происходить самые разные вещи. Начиная от гонящихся за тобой гигантских вареных омаров (а не нужно было заказывать на свидании всего, да побольше, желая отделаться от кавалера) и заканчивая стихийными бедствиями, направленными именно на тебя. Единственный способ избавиться от проклятия - стать хорошим человеком.
Нехило, а?

История твоей семьи может быть в принципе любой. У тебя могла быть сестра, которой ты ужасно завидовала. Могли быть хорошие родители, дававшие в жизни все, что было в их силах - это остается на откуп тебе.
Мне кажется, у тебя должна быть какая-то совершенно дурацкая работа. Возможно, ты продаешь волшебные трусы из волос химеры, которые, по обещанию рекламы, решают проблемы с потенцией и недержанием. Не знаю, решай сама, что нравится.

Твои способности проявились поздно - почти в тридцать. Это редкий случай, но именно из-за отсутствия способностей и неумения их контролировать в дальнейшем, тебе пришлось работать в столь странном месте.
В центре ты уже второй год, и за это время от тебя отказались 4 наставника. Почему? Сложно обучать человека атланта, который то и дело предлагает тебе идти в зад. Хорошо, что у меня крепкие нервы.

Если вы смотрели сериал "the good place", то скажу, что образ Мелинды во многом взят с Элеонор.
Если не смотрели - не страшно, мы не будем играть сюжет сериала и вообще касаться его.

отношения с вашем персонажем

Мы подружимся не сразу. Ты будешь испытывать меня на стрессоустойчивость, можем перекидываться магическими ловушками и колкими фразами. Но я правда попробую помочь тебе стать лучше. Почему? Не знаю, наверное, надоела кипящая лава вместо дощатого пола спортзала, когда ты решила на общей уборке не выбрасывать мусор, а спрятать его под матом.
А может, я действительно проникся и привык к тебе. Я правда пока не знаю.

о себе

Наличие здорового чувства юмора обязательно)
Пишу в среднем 5к символов, от первого лица. Мне не важно, юзаешь ли ты заглавные буквы, прикрепляешь ли гифки к посту и от какого лица пишешь. Главное, чтобы нам было комфортно играть и общаться.
Линия избавления от проклятия при участии Элизера может стать как основной, так и побочной в твоей истории, я ни на чем не настаиваю, но буду рад поиграть в это. Пиши в гостевую или сразу в лс)

мой пост

Едва сдерживаюсь, чтобы не скривиться. Это все так чертовски мило, что даже трогает мое сиротское сердце. Сиротское, потому что, несмотря на живую мать, я предпочитаю думать, что мои родители мертвы. Отец умер совсем недавно, и его потеря ощущается, как никогда. На мать мне глубоко плевать, эта женщина никогда не умела давать больше, чем получать. Должен, должен, должен. Иногда удивляюсь, как мой отец – терпение и рассудительность! – мог вообще выбрать в жены эту женщину. Или любовь слепа?.. Не знаю, но меня сложно обмануть натянутой улыбкой миссис Мур и показным дружелюбием.
Айвор улыбается и ладно. Надеюсь, они не выгонят с кадилом из отчего дома собственную кровиночку. И меня в придачу. Вежливо здороваюсь, стараясь изобразить самое приветливое выражение лица. Все в порядке, миссис Мур, я все понимаю. Знали бы вы, как кричит подо мной ваш сын, когда я трахаю его на балконе. Пару раз мы даже делали это при свидетелях… Ах, да, вам ли не знать.
Борюсь с нестерпимым желанием засунуть руки в карманы – защитная, отчасти, поза, закрывающая меня от бесконечного лицемерия сегодняшнего ужина. Или мне только кажется? Белая скатерть накрахмалена, стараниями Айвора и его матушки на столе появляются приборы и посуда. Идиллия, да и только. Сижу молча, периодически улыбаясь, когда от меня это требуется. Пионер должен быть вежливым. Может быть, все не так плохо: душевный подъем Айвора чувствую кожей, ловлю его настроение и пытаюсь удержать и в себе. Но все равно не могу перестать смотреть на Мари и повторять про себя «лицемерная сука». Быть может, она неплохая женщина. Возможно, все дело было в его отце, но я никак не могу уложить в своей голове то, что она позволяла творить с собственным сыном. Каким бы деспотичным не был мистер Мур, она не должна была допускать даже мысль о подобном.
«Они ушли». Еще бы, блять, они не ушли. Почему-то кажется, что, скорее сбежали от такого чудного семейства. Тихо вдыхаю и выдыхаю, в очередной раз улыбаясь и изображая самый нежный взгляд, на который способен. Осторожно перемещаю ладонь на колено Айвора, показывая ему без слов, что я чувствую и разделяю с ним каждый момент. Возможно, это кажется ему милым, но взгляд его впивается в пустую тарелку, и я поворачиваюсь к миссис Мур.
Колено Айвора теплое под моей ладонью, мне приятно ощущать это. Под скатертью не видно, как я держу его, и в этом есть что-то особенное. Он, вроде, действительно смущается еще больше, а я едва сдерживаюсь, чтобы не подняться ладонью по бедру выше. Венчики. Мне тоже есть что рассказать вам, Мари. Например, как он любит облизывать мой член после того, как я кончу ему на лицо. О, ему очень не нравится, когда я ухожу в душ, не давая ему сделать этого, да. Казалось бы, что еще нужно для счастья.
Выдыхаю и напускаю на себя шутливый вид, поддерживая тон их беседы:
- Нет уж, подожди. Я хочу знать о тебе все, - раз уж мы трахаемся. Если быть честным, дело не только в этом, на настроение у меня мрачное, и хочется думать именно так.
Мы с Айвором смотрим друг другу в глаза, но не успеваем сказать ничего больше. Хлопает входная дверь. Слышится голос Генри, и мамаша убегает в прихожую, встречать супруга, охая и ахая о том, что еще ничего не готово. Мы остаемся наедине.
Протягиваю руку и осторожно хватаю Айвора за подбородок, заставляя снова повернуться ко мне. Взгляд глаза в глаза, я больше не улыбаюсь губами, но это ничего не значит. Мне не нужно говорить, чтобы он услышал. Передаю изнутри все, что чувствую, и отпускаю его как раз за секунду до того, как родители появляются в столовой. Пальцы сильнее сжимают его колено, повторяя снова и снова «не бойся, я с тобой», и мне чертовски важно, чтобы он знал, что его больше никто не обидит.
Воспитание подсказывает мне подняться из-за стола навстречу человеку, в лицо которому мне хотелось бы плюнуть. Вместо этого я протягиваю ему руку. Его ноздри раздуваются, и, стоит нам только прекратить рукопожатие, как он тут же принимается вытирать пальцы уголком тканевой салфетки. Как будто бы это мои руки в крови его сына. Нет, мы оба не без греха, но, поверьте, мистер Мур, вашему сыну нравится та боль, которую я ему причиняю.
Мысль об этом меня успокаивает. Искоса смотрю на Айвора, показывая ему, что все в порядке. Если я все еще не сделал из набожного ублюдка кровавого ангела – значит, в порядке. Мари наливает мне компот в стакан и я, поблагодарив, тут же делаю глоток, чтобы получить хотя бы на пару мгновений тайм-аут от необходимости смотреть на весь этот цирк.
- Элиэзер, может быть, чего-то покрепче?
Элиэзер, блять. Это что было? Я похож на еврея? Элизеггггр. Мысленно произношу собственное имя в картавой интерпретации и едва не сплевываю компот обратно в стакан. И ладно бы, издевательство над именем я еще могу потерпеть, но я не ослышался? В божьем-то доме! Что они пьют, приходской кагор? Кровь собственных чад? Сглатываю, чтобы не закашляться, и кое-как выдавливаю из себя:
- Спасибо, миссис Мур, но я за рулем.
Невероятно, правда? Оказывается, кто-то дает грешникам права. Украдкой смотрю на папашу. Была б ваша воля, мистер Мур, вы бы запрягали таких, как я, чтобы пахать землю. Уровень взаимного лицемерия зашкаливает, мамаша улыбается мне, как ни в чем ни бывало, а отец смотрит куда-то сквозь меня, игнорируя визуальный контакт. Открыв, наконец, рот, он небрежно роняет, словно ни к кому не обращаясь:
- Где вы работаете? У вас есть образование?
Конечно, нет. Я – бездарь без образования и ничем не занимаюсь. Вы ведь это хотите услышать? Почувствовать силу собственной правоты и превосходства. Мы с Айвором вообще будем жить в коробке на церковной площади. По субботам я прошу милостыню, а по воскресеньям нас кормят похлебкой для нищих. Вот потому и трахаемся мы прямо в церковном дворике, что поделать. Предостерегающе сжимаю колено своего ангела. Конечно же, я так не скажу. Я буду приветливым и дружелюбным настолько, насколько смогу.
Это потому что я тебя люблю, Айвор, надеюсь, ты это запомнишь.
Меня едва не тошнит. Хорошо еще, что мамаша не начала раскладывать еду в тарелки – меня бы вывернуло от одного только запаха съестного. Я бы очень хотел, чтобы этот вечер прошел хорошо. Не для себя - для него. Для того, в чьи волосы я больше всего хочу зарыться сейчас носом, лишь бы не слышать вони этого ужасного дома.
- Я психиатр.
На лице мудака все презрение, на которое он только способен, и свой ответ он откровенно выплевывает в мой адрес:
- Мозгоправ, значит. Понятно.
Дышу глубже, стараясь ничем не выдать свою реакцию. Мамаша замирает с горячим в руках, обстановка в столовой становится такой напряженной, что кажется, вот-вот полетят зеркала. Медленно моргаю и улыбаюсь, опуская взгляд. Моя ладонь скользит вверх по колену Айвора. Собственнически, заявляя и устанавливая в очередной раз права.
Ты мой.
Скоро все закончится. Потерпи.

0

9

ДЛЯ ВСЕХ РАСИСТОВ

ВРЕМЯ ЖЕЧЬ ВЕДЬМ
http://images6.fanpop.com/image/photos/40300000/-Julia-Wicker-the-magicians-40330486-300-169.gif
   
Хочешь обладать ментальными способностями? Ты - голубых кровей, и гордишься этим? А, может быть, хочешь быть не таким, как собратья?
С 10.11 по 24.11 упрощенный прием для всех атлантов!

0


Вы здесь » crossreality » наши друзья » Lost soul