когда он замечает выражение на лице, казалось бы, утерянное в пучинах давних лет, душа замирает в радостном ожидании. еще немного и они вместе отправятся в сад обсуждать темы последних лекций - фантазия пользуется изможденным рассудком, втыкает тонкие иглы под ногти и наблюдает за животной агонией жертвы. воспоминания теплые, моменты светлые терзают его день ото дня; манят своей неправдоподобной красочностью утром и разбиваются вдребезги с последними лучами солнца. мальчишеская, не по годам наивная, надежда томится в глубине. глупо, глупо, абсолютно глупо. надежды умирают в кричащей агонии, тебе повезет, если не погибнешь вместе с ними. бойся древней крови. слова старика волнами раскатываются по пустой аудитории, эхом отражаются от стен и зависают в воздухе. лицо виллема искажается в гримасе отвращения - за долгие годы обучения герман выучил каждую морщину на лице преподавателя и в тот момент, прямо перед ним развернулась разрушительная сцена, ставшая началом конца для знаменитого университета. ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ






правила занятые роли шаблон анкеты амс нужные персонажи хочу к вам списки смертников отпуск банк подарки помощь с графикой
BILL CIPHER  /   STEPHEN STRANGE
ARCHDEACON ROYCE  /   Daenerys Targaryen
Leonard McCoy / Hank Anderson
гостевая
акции

crossreality

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossreality » Мы творим историю » Простые сложности


Простые сложности

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

https://66.media.tumblr.com/6add6133a91a2c2a4fa6669256d6129c/tumblr_pdeo0r7grP1qeya1fo6_500.gif


Простые сложности
Kal-El & Bruce Wayne
Метрополис, наши дни

«— Как ты забрал дом у банка?
— Я купил банк.
— Что, целый банк?
— Да как-то само вышло, по привычке.
»


◈◈◈ Сюжет: ◈◈◈
После воскрешения и спасения всего мира поговорить "по душам" было некогда. Но теперь, когда все страсти улеглись, можно найти минутку друг для друга. Тем более, Брюса нелегкая занесла в славный город Метрополис.

0

2

Брюсу иногда нравилось появляться в тех компаниях или местах, которые принадлежали ему или его компании. Когда-то он зарекся это делать, предпочитая держаться дистанционно. Тот самый Брюс Уэйн, который и душа компании, и самый знаменитый затворник. Было такое ощущение, что врываешься в чужой мирок, где уже есть хозяин. Но потом оказывается, что и над этим хозяином стоит кто-то, например, тот, от кого зависит его зарплата и работа. Брюс редко бывали в редакции Дейли, можно сказать, что практически никогда. Так что, после того, как его минут десять промурыжили на проходной, в кабинет главного редактора доставили практически с шиком. Чего стоит визитка, которая ненавязчиво намекает охране, что перед ними сам Уэйн. Конечно, появление непосредственного владельца газеты навело паники, особенно когда тот заявил, что желает поговорит с Кларком Кентом. Уайт бросился искать Кларка, словно был готов свалить всю вину на Кента за то, по какому поводу приехал босс.

Пока Брюс остался один, он имел возможность насладиться местным кофе. Вкус был ужасным: сублимированный второсортный напиток в потертых керамических чашках все-таки имел свой шарм, ибо не каждый раз приходилось окунаться в атмосферу мира, от которого был действительно далек. Пока Брюс меланхолично ковырял отколотый край чашки, за дверью послышались голоса, а потом распахнулась дверь, в которую редактор пытался протолкнуть ничего не понимающего Кента. Брюс лишь слабо улыбнулся, когда увидел немного удивленное лицо Кларка. Наверное, тот тоже терялся в догадках, для чего Уэйн приехал по его душу.

Признаться, у них не было возможности толком поговорить по поводу того, что произошло. У Брюса всегда были проблемы с общением с теми людьми, которые казались ему странными. Он, как и Кларк, хранили много секретов, боли и ответственности. Одно время даже были вынуждены считать друг друга врагами... по вине Уэйна. Были моменты, за которые Брюсу действительно хотелось извиниться, но обстановка не позволяла. Сначала борьба за мир, потом вся эта суматоха с фермой и Лигой. После этого они все вернулись к своей жизни, не пересекаясь, но и сейчас кабинет главного редактора был не тем местом, где бы хотелось говорить по душам.

- Мистер Кент, я рад вас видеть вы добром здравии, - Брюс отставил надоевшую чашку с остывшим кофе, а потом встал с кресла и взял свой плащ. - Вы не составите мне компанию за чашечкой кофе. Кажется, здесь через дорогу был чудесный ресторан. Я собираюсь дать интервью по поводу открытия в Готэме медицинского центра, хотелось бы, чтобы это сделали вы, как один из лучших работников Дейли.

Брюс не стал ждать ответа. Скупой улыбкой он как бы намекнул Кларку, что совершенно не желает находиться в редакции газеты, где их встреча итак уже породит много слухов и сплетен. Для чего Уэйн вообще приехал в газету? Почему ему нужен был именно Кент? Не будет же он говорить всем подряд о том, что обзавелся таким вот странным другом. Да и мог бы Брюс после всего произошедшего назвать себя другом того, кого некогда хотел убить? Уэйн и сам не знал, мог ли он полностью доверять Кларку? Вернулся ли с того света тот самый Супермен, а не его странная копия? Слова Артура и Дианы все-таки посеяли зерна сомнения в его душе, но Брюс знал одно - миру был нужен Супермен.

- Идем? Думаю, мне многое надо рассказать газете, - Брюс улыбнулся, посмотрел на Уайта, который старался держаться от них подальше, всем своим видом делал, что не слушает их, но в тоже время был сама осторожность и внимательность.

+1

3

I've been away, a little while
Sometimes I just can't help myself
When my mind's running wild
I seem to lose grip on reality

События вокруг него происходили так быстро, что порой Кларку казалось, что даже имея его суперспособности – ему ни за что не поспеть за ними. В какой-то момент в бешеной гонке наметился финиш, после которого должно было быть абсолютно безразлично, однако его бесцеремонно выдернули назад. Не подумав, не спросив.

Кент не злился на Брюса. По его мнению, Уэйн все сделал правильно с глобальной точки зрения. Все же безопасность целого мира была намного важнее малодушного желания одного отдельно взятого криптонца. Только вот что делать с той тоской, что могла внезапно охватить его теперь, подкрасться незаметно со спины и накинуть на шею удавку.

Обычные люди чествовали мета-людей, однако, до сих пор на сердце были свежи раны, когда мир принялся обвинять Супермена во всех смертных грехах, сжигать манекены, похожие на него. Да, он принимал людскую натуру, но тяжелый осадок все равно опускался на дно сердца тяжелыми воспоминаниями.

В тот момент, когда человеку из стали нужна была особая поддержка, он получил еще один удар в мягкое и незащищенное подбрюшье. Разговор с Лоис был долгим и непростым. Кларк, конечно, понимал, что любить такого, как он, сложно. Даже невозможно.

А она устала. Устала бояться за него, устала бояться сделать неверный шаг, который бы снова обратил все Штаты против Супермена. Напряжение последних месяцев было слишком большим. Кларк видел по глазам Лоис, что она еще не сломана, но уже надломилась. И, если он не отпустит ее сейчас, то это может кончиться плачевно для них обоих. Он отпустил ее, располовинив свое сердце. Отпустил, потому как слишком любил.

Первое время было трудно. Каждая вещь в доме, запах, звук – все напоминали о Лоис. Иногда он засматривался на счастливые пары, и из груди к горлу поднималась жгущая желчная волна, которая душила его.

Кларк идиотом не был. Он прекрасно знал про посттравматические стадии расставания, но никак не мог предположить, что его шибанет так сильно. Промаявшись пару недель, он решил, что есть вещь, которая может спасти его – работа.

Одним погожим утром он зашел в кабинет Перри и потребовал у него назначения на какое-нибудь сложное расследование. Уайт лишь покачал головой, недоумевая, что происходит с его подчиненным, однако, отказывать в просьбе не стал.

С тех пор Кларк бегал по Метрополису, как ужаленный, собирая информацию и роя носом землю.

Он был так погружен в это дело, что даже сначала не понял, что хочет от него Перри, когда тот чуть ли не силком потащил его в свой кабинет.

Кент замер на пороге, нехорошее предчувствие закралось в его голову. Если Брюс здесь, пришел за ним самолично, а не послал сообщение, значит, случилось что-то, действительно, серьезное.

Он тут же нахмурился, внимательно слушая Уэйна и пытаясь по простым фразам угадать контекст их будущего разговора.

Когда они покинули офис издания и остались наедине в лифте, Кларк требовательно обратился к нему:

- Брюс, что случилось? Не томи. Не просто же так ты пришел сам.

Отредактировано Clark Kent (2018-10-04 01:29:35)

+1

4

- А разве что-то должно произойти, чтобы я приехал в редакцию газеты, которая принадлежит мне? - Брюс улыбнулся и вышел из лифта, намекая, что совершенно не имеет желания говорить в лифте или по пути к ресторану через дорогу.

Не то, чтобы Уэйн был сейчас голоден, но он поспешил перейти дорогу и пройти заветных сто метров до небольшого итальянского ресторана. Ему не хотелось, чтобы Кларк лишний раз тревожился без причины, хотя, наверное, за эти десять минут он успел себя знатно накрутить. Брюс вообще предпочитал говорить мало и по делу. Тем более, он-то приехал в Метрополис с определенными мыслями, но до сих пор не смог их сложить в слова. Он не знал толком, может ли называть себя другом Клака Кента. Они так вроде... коллеги по цеху, некогда бывшие враги, которые вынуждены были стать союзниками, поэтому Брюс не стал говорить Кларку классическое "я приехал повидать старого друга". У Брюса Уэйна не было друзей - только соратники и те, кого он некогда пригрел под своим крылом. Чем ближе ты держишь рядом с собой людей, тем быстрее всякие психопаты в масках их забирают - этот урок он усвоил очень давно. Поэтому ему очень просто давалась роль бесчувственной статуи, правда, он надеялся, что скупая улыбка успокоит тревогу Кларка - ведь Брюс приехал в этот славный город не по делам Лиги, а, скорее, из-за личных тараканов.

- Я слышал, что вы расстались с Лоис. Столько всего навалилось, - наконец произнес Брюс, когда официантка, забрав его заказ, ушла. - Мне жаль, что у вас так вышло. По себе знаю, что на нашей работе редко бывает место чувствам.

Брюс на всякий случай заказал им ланч на двоих, потому что предпочел побыстрее избавиться от лишних ушей и глаз. Кларк по его мнению, не выглядел сильно потерянным. Кажется, Кент всегда был достаточно скуп на эмоции, как и он сам - предпочитал все держать внутри. Брюс подался вперед и сцепил пальцы в замок, заглянул в глаза Кларку.

- Правда, ничего не произошло. Я был тут проездом, - ложь давалась сейчас очень легко, - и решил заскочить... к старому другу? Узнать, как твои дела - ведь мы не говорили толком с тех самых дней. Да и ты сам не каждый день возвращаешься с того света. И мне есть что сказать.

Вернуть Супермена с того света изначально было безумной идеей. И никто ее не одобрял, кроме того, кто ее придумал. Все помнили, что купель на криптонском корабле сделала с Зодом и боялись, что с того света вернется не тот Кларк Кент. Это в какой-то степени посеяло зерна сомнения в душе и самого Брюса. Он действительно приехал узнать, как у Кларка дела и просто посмотреть на этого человека. Они мало были знакомы, мало общались и часто направляли все эмоции в глубь самих себя, что сложно было хоть что-то прочесть на лице. Спросить в лоб? Это будет очень глупо, если учесть, что генератором идеи воскрешения был сам Бэтмен. Но Брюс следил за ним, за новостями Метрополиса - все было тихо. Ну, если не считать того, что Кларка Кента бросила девушка. И это он, похоже, переживал достаточно стойко.  Брюс понимал, что в такие моменты человеку нужна поддержка, но, судя по всему, Кларк не особо желал, чтобы кто-то типа Брюса Уэйна лез в подобные дебри. Так что сам Брюс предпочел только дежурно высказать свои соболезнования.

- Если тебе так интересны дела Лиги, то я и Диана присмотрели неплохое здание для штаба. Думаю, за полгода там точно закончат ремонтные работы. Но я и правда сюда приехал говорить не о нашей работе, Кларк. Скорее, узнать, как у тебя дела и поговорить о том, что давно висит между нами, как недосказанные слова.

+1

5

And I try to disregard the crazy things
The voices tell me to do but it's no use
I tried to own it
Believe me, I tried, in the end I needed to breathe

Недоумение прочно приклеилось к лицу Кларка, пока он слушал Уэйна. Тот все говорил общими фразами, словно бы осторожно избегая истинной причины, по которой приехал в Метрополис. Друзьями, в широком понимании этого слова, он не были и пока еще не успели стать. Однако, как известно, стрессовые ситуации сближают людей, и этот вектор сближения был явно заметен. Тот момент, когда люди сначала копают друг под друга, выгребая на свет грязное белье и компромат. получают мотивацию для того, чтобы покончить с мешающей проблемой раз и навсегда, а потом вдруг всемогущий инопланетянин оказывается точно таким же обычным человеком, как и ночной хранитель Готэма, а за непроницаемой маской второго скрываются практически аналогичные и понятные любому эмоции.

Когда речь зашла о Лоис, Кент ощутимо напрягся. Все еще адско жгло где-то в районе того места, где должно находиться сердце.

- Спасибо за поддержку, Брюс, - кивнул он спокойно, однако, бросил на Уэйна нечитаемый взгляд. – Боюсь, что на ее хрупкие плечи легла слишком большая ответственность. На мой взгляд, женщинам всегда хочется спокойствия и простоты в жизни и отношениях, а этого я, к сожалению, не мог ей дать. Трудно любить и быть рядом с таким, как я. Пришельцем, от которого только того и ждут, что он выкинет какой-нибудь номер.

Кал-Эл отпил воды из стакана, непроизвольно облизывая губы.

- Штаб-квартира? Интересно. Я бы посмотрел на нее – даже недостроенную. Думаю, что Лига заслуживает своего дома, - он мягко улыбнулся и опустил взгляд.

Однако рассматривал белоснежную скатерть и салфетки он не долго. Очередная фраза Брюса заставил вновь удивиться.

- Дела у меня идут своим чередом. Работаю в твоей газете, отвлекаюсь на спасательные операции по всему миру, держусь подальше от политики – все, как всегда.

Кент немного помолчал.

- Пожалуй, некоторая недосказанность и, правда, имеется. Прежде, чем ты начнешь, я хочу сказать тебе – я не держу зла и обиды за то, что ты воскресил меня. Это было правильное решение, хоть оно и не до конца устраивает меня. Переживу как-нибудь. В конце концов, всем нам порой бывает нужна встряска.

Не то, чтобы он потерял моральный ориентир, однако, Кларк чувствовал, что сейчас совершенно не имеет понятия, в какую сторону ему двигаться. Были вещи, которые он делал, потому что был должен. Только рутина загоняла его в еще большую тоску. Он знал, что найдет выход из этой ситуации, но пока продолжал топтаться на месте.

+1

6

Каково это быть тем, кто умер? Каково быть тем, чье тело никогда не поддается разложению, будто бы сама природа не знает, что с ним делать. Криптонец, похороненный в мире, где он всегда был чужаком. Даже сама смерть его отторгала. Брюс вообще сомневался в том, что криптонцы могли умереть. Примером тому был Зод, а потом стал и Кларк Кен, Кал-Эл. Эта машина Лазаря изменила Зода навсегда да так, что тот едва не уничтожил весь мир. И ради спасения человечества, была нужна всего одна жертва. И этой жертвой Земля словно бросила вызов всей Вселенной. Пришелец, который в обществе породил двоякое мнение - кем же он на самом деле был? Брюс молча слушал Кларка и ковырялся вилкой св своем салате, который принесла официантка. Есть совершенно не хотелось, почему-то ком стоял в горле. Разве что кофе? В ресторане он был намного лучше, чем в редакции газеты.

Некогда Кларк ведь породил и неправильное мнение в самом Брюсе. Он сам себя взрастил так, что во всем чужеродном чувствовал угрозу миру. Пришельцы. Террористы или психи - все они были чудовищными тенями на стенах города для Бэтмена. Кларк был очнь силен, он мог и сам стать проклятием для этого мира. Именно эта мысль удерживала параноидальный мозг Брюса от банальной фразы "Успокойся уже, все хорошо!". Но, рядом с этим криптонцем, как Брюс не старался, он не чувствовал угрозы, но и расслабится так, как рядом с той же Дианой, он не мог. Может быть, потому, что просто всегда был на пределе? Или потому, что Брюс боялся того, что мог вернуться не тот Кларк, которого они похоронили? Действительно ли этот Лазарь возвращает в мир живых тех, кто умер? Кажется, в записях Лекса было что-то о том, что даже сами криптонцы отказались и поставили под запрет подобные эксперименты.

- Альфред надеется на то, что у меня однажды появится жена. Он считает, что мне пора жить нормальной жизнью... хоть иногда, - наконец произнес Брюс. - Было время, когда я и сам задумывался об этом. У меня есть родной сын, приемные сыновья, которых я взял в свой дом и воспитал, как смог. Был момент, когда я задумывался о том, что мне делать дальше? Ведь я им и родной отец, и приемный. Я должен заботиться о их будущем, дать хорошее образование, чтобы они сами встали на ноги, но каждый раз я сам запутывался в этих мыслях. Ты - пришелец, людям с тобой бывает сложно. А я не могу уже жить, как обычный Брюс Уэйн, поэтому я и предпочел не пускать в свою жизнь женщин дальше постели. Так проще, Кларк. Ты ходишь на грани, а близкие люди - это твоя слабость и щит твоих врагов. Мои сыновья давно самостоятельные, но знаешь, однажды мой враг нанес мне подобный удар в самое сердце, когда нашел мою слабость, моего сына.

Брюс вздохнул и потянулся к кофе. Наверное, он впервые так откровенно говорил с кем-то о своих "детях". Общество давно знало, что у Уэйна есть страсть к попечительству и содержанию сирот, рано или поздно в его доме появлялся такой, над кем он становился официальным опекуном. Потом в его доме появился и родной сын. Но все они, даже когда приходили под его крыло, были слишком самостоятельными. Брюс не умел о них правильно заботиться, но они росли сами. В глубине души он переживал за каждого, но знал, что Робины смогут за себя постоять. А остальные? У Брюса никого не было, кроме Альфреда, ему нечего было терять. У Кларка же, в его большом сердце было слишком много близких ему людей, на него всегда могли надавить. Наверное, в какой-то мере Уэйн и был рад, что тот нашел в себе силы отпустить Лоис.

- Ты вернулся для того, Кларк, чтобы помогать этому миру. У всех свое предназначение, - Брюс улыбнулся, - не думай, что я спихиваю на тебя всю работу. Да, ты всегда можешь приехать ко мне и посмотреть на штаб. Обычно у меня в поместье скучно и пусто, если не считать наличия одного дворецкого и моего сына. И да, Кларк, я все понимаю. Я тогда запутался и, кажется, не видел, где добро, а где - зло. Мы все наломали много дров. И я просто искупил свои ошибки.

+1


Вы здесь » crossreality » Мы творим историю » Простые сложности