правила занятые роли шаблон анкеты амс нужные персонажи хочу к вам списки смертников отпуск банк подарки помощь с графикой

пост недели \\ AND LOSE, AND START AGAIN...

Хотелось прыгнуть на лошадь, ускакать подальше в поля, валяться в цветах, которые пахли так одуряюще, что кружилась голова, смотреть на проплывающие по синему небу пушистые облака и не думать о королевских делах, не думать об ответственности, которая была возложена на её, ещё по сути детские плечи. Хотелось достать бумагу и карандаш и слушать тихое редкое поскрипывание грифеля о листы, которое нарушало бы тишину её холодной комнаты, давно не казавшейся уютной. В ней оживали все страхи, все кошмары, и Элион медленно сходила с ума, доходя в своих мыслях до передачи в руки брата всей власти. Она ворвалась в конюшню, пробежалась маленьким ураганчиком по сену, спугнув конюха, и в конце концов остановилась напротив стойла, в котором пряталась её красавица. Лошадь была бежевой на спине, а по всему телу россыпь тёмных пятен, словно напоминание о земных жирафах, которых, конечно же, не было на Меридиане. Она не любил других людей. Её звали Жозефина, и она утыкалась носом только в её ладони, доверчиво, словно Элион была единственным существом в этом мире, кто её любил. ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ

нужные персонажи \\ в программе "жди меня"

Немного о...

"Закрой глаза, представь, что тебе пять лет, и посмотри в окно ещё раз. Представь, что тебе ещё не нужно выбирать, во что верить, потому что нет никакого выбора – всё едино, всё неделимо. Ещё не нужно искать смыслы, наделять что-либо значимостью. Ты ещё путаешь «вчера» и «завтра» просто потому, что время не имеет никаких насечек, оно даже не длится, оно просто есть. И ты просто есть, и от этого практически неуязвим и категорически бессмертен. И ломтик янтарной дыни или кружка свежей малины делает тебя абсолютно, абсолютно счастливым".

crossreality

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossreality » Другие измерения » Tear of the Goddess


Tear of the Goddess

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Tear of the Goddess

https://68.media.tumblr.com/94cf6ba0c97737500668f1d9a108b79f/tumblr_o9v1q5HCYg1sarywjo1_500.gif

✔ В главных ролях:
Anna Valerious, Shieda Kayn (Dracula)


✔ Время и место:
маскарад в Будапеште, ночь Хеллоуина


✔ Сюжет:
Анна ждет своего спасение. Но сможет ли она действительно вырваться из рук векового чудовища, у которого на девушку давно свои планы?

+1

2

Анна никогда не забывала о своем Предназначении. Эта клятва была дана не ею, не ее братом и даже не ее отцом, но каждый из рода Валериус делал все возможное для того, чтоб исполнить предначертанное. Несколько веков назад предок Анны дал клятву убить короля вампиров ― графа Дракулу. Этот человек давно погиб, а клятва перешла на его потомков. Но сейчас главной причиной было не обещание, данное ее предком. У цыганской принцессы были свои причины ненавидеть Дракулу и желать его смерти. Из-за него она лишилась брата. Да. Решающий удар Велкану нанес не Дракула, а Ван Хельсинг, но то чудовище уже и не было ее старшим братом.

И как же невыносимо видеть врага перед собой и не иметь возможности не то что лишить его жизни, но и сделать что-либо по собственной воле. Она не понимала, почему Дракула или его Невесты  не убили ее сразу. Более того, Анну насильно опоили каким-то сладко пахнущим травяным настоем (видимо, именно его действие и подавляло ее волю), а потом нарядили в бальное платье и сделали сложную прическу. Спасибо, что не в полупрозрачное нечто, как у Невест графа. Анна вообще терпеть не могла платья и считала их жутко неудобными, отдавая предпочтения штанам и рубахам. Сейчас ей казалось, что Дракула специально выбрал для нее такой наряд ― в качестве насмешки.
Анна не могла нанести Дракуле вред или хотя бы сбежать с этого жуткого бала, но прекрасно все осознавала. Вместо того чтоб спасать свою жизнь, Валериус послушно позволяла вести себя в танце.
Глаза вампира напоминали глаза хищного зверя. Впрочем, он таковым ми являлся. Но Анне роль загнанной в ловушку жертвы казалась унизительной. Но что она могла сделать? Только ― не терять достоинства. Даже в роли марионетки.
― С таким же успехом ты мог сразу меня убить, ― спокойно и уверенно заявила Анна, смело глядя в глаза врага. Если Дракула ожидал, что она сломается, будто плакать и просить пощады, то он глубоко ошибся. ― Ван Хельсинг никогда не согласится на этот обмен. Я для него ― всего лишь малознакомая цыганка.
Ей действительно было любопытно, почему вампиры оставили ее в живых. Неужели действительно считают, что Ван Хельсинг отдаст им создание доктора Франкенштейна? Или… у них для дочери цыганского короля уготована иная роль?
Краем глаза Анна заметила отражение в огромном, на всю стену,  зеркале. Дракула решил в качестве очередной насмешки показать ей, что она ― единственный человек среды присутствующих на балу?

+1

3

[nick]Count Dracula[/nick][icon]https://i.imgur.com/gIYq24H.jpg[/icon]
Для него мир не первый раз рассыпался в прах. Что весь этот маскарад? Красивая обертка, мишура, маски и наигранное веселье - пройдет век, другой, время все пожрет, обратит в прах. Обратит все, кроме самого графа Дракулы. Он давно перестал замечать то, как меняется мир вокруг него. Все было покрыто льдом, лед сковал даже его самого. Сквозь эту холодную призму время было быстротечно, так что граф не любил следить за тем, как медленно ползут стрелки часов. Он привык брать свое здесь и сейчас. Он не смел отказывать себе самому в маленьких и даже больших желаниях. Дракула жил во всех смыслах этого слова, он пропускал мир через себя, словно он был призрачным эфиром. Граф понимал, что он давно вышел за рамки даже бессмертного существа, ему суждено было стать проклятием рода человеческого - ведь он заключил сделку с сами дьяволом, который дал в его руки невообразимую власть. Но, как оказалось, сам Дракула с веками утонул в том, чего на самом деле не ожидал - в скуке.

Именно тогда у него появилась цель. Даже существование этих безмозглых куриц, коих он сам снисходительно именовал женами, ибо они прекрасно скрашивали его холодные вечера - обрело смысл. Дракула больше не хотел находиться в вечной тени этого скудного мира. Он хотел, чтобы этот мир заполонили и его дети, чтобы они своим существованием напоминали всем о том, кого некогда называли Колосажателем. Его имя было непростительно забыто, его именем сейчас пугают лишь детишек, а он вынужден прозябать в собственном проклятии.

Но как там было сказано? Дракула всегда брал то, чего страстно желал.

- А кто вам сказал, Анна, что я собираюсь совершать обмен? Я знаю Ван Хельсинга слишком хорошо, чтобы догадаться, что он тоже не пойдет на сделку... как и я! - граф хищно улыбнулся, сжав девушку в своих объятиях, продолжая кружить в танце, держа в руках, как послушную куклу.

Ему хотелось укусить ее, обратить. Она была бы венцом его личных творений. Не безмозглая красотка из сотни тех, что он уже держал в объятиях. Его проклятие, его рок - кровь от крови тех, кто столько веков охотился на "знаменитого вампира". Дочка цыганского короля могла бы стать настоящей королевой вампиров - самый достойный из его выбора. Соблазн был слишком велик, что граф едва сдерживал свои низменные позывы, чувствуя себя юным и истощенным вампиром, которого манила тонкая кожа прекрасной девушки. Но граф ждал главного гостя, как аперитив на этом празднике. Габриэль не придет, если эта фарфоровая кукла будет сломана главным злодеем, так что Дракула лишь потянулся, скользнув клыками по коже. Анна была в его власти - одурманенная, послушная.

- Или вы сами передумаете возвращаться назад с этого прекрасного и шумного праздника, дорогая Анна? Бежать вам больше некуда. Я пережил боль утраты и нуждаюсь в такой, как вы, замене.

+1

4

Кровь текла по венам и шумела в висках, и если охотник не поторопится, то очень скоро она остановит свой бег. Умирать Анне не хотелось. Только не так. Не послушной марионеткой в руках у короля вампиров, а в бою. Но Дракула решил не предоставлять ей  такого шанса. Анна могла бы справиться с любой из невест Графа, но он оказался слишком силен. Она все еще пыталась бороться с влиянием, стараясь отмечать детали в костюмах танцующих. Пожилой мужчина в синем сюртуке, леди средних лет в черно-красном платье с огромным вырезом, юная девушка в парче и кружевах…  Неподготовленный подумал бы о том, насколько разные люди собрались здесь. Для Анны они все были одинаковы.
Вампиры. Чудовища.
Когда-то они были обычными людьми, а потом кто-то из созданий ночи провел их через границу мира тьмы. Анна боялась не смерти. Она боялась потерять себя,  став таким же кровожадным и жестоким чудовищем.

Поворот. Еще один. Со стороны могло бы показаться, что Анна ― прекрасный танцор, но на  самом деле она совершенно не разбиралась в старинных танцах, потому что ее с детства готовили для другого. Она чувствовала себя гораздо удобнее с осиновым колом арбалетом в руках.

Ненависть, текущая по венам, придавала сил, но не позволяла сбросить с себя оцепенение. Самые страшные  предположения  Анны оказались верны. Дракула собирался не просто убить ее, он собирался обратить ее в вампира.
Клыки Дракулы слегка скользнули по ее коже.
«Не хочу!», ― хотелось закричать Анне, но она не могла. Он словно специально оттягивал момент укуса, издеваясь над беспомощности той, что всегда привыкла быть сильной.
Если бы в руках женщины был арбалет или хотя бы осиновый кол… Скорее всего, цыганская принцесса все равно умерла бы, но перед этим постаралась бы унести с собой как можно больше жизней этих монстров в обличии людей.

― С детства не могу терпеть шумные праздники, ― язвительно ответила она на последние слова вампира. ― Так тебе нужна невеста, способная всадить обойму арбалетных стрел в твое черное сердце? Не знала, что ты настолько сильно стремишься к смерти.
Слова Анны пропитаны ядом ненависти. Она знала, что они вызовет у врага только насмешку, но промолчать не могла. Возможность говорить и думать ― единственное, что у нее пока не отобрали.
И не отберут. 

+1

5

[nick]Count Dracula[/nick][icon]https://i.imgur.com/gIYq24H.jpg[/icon]
- Нет в этом мире того, кто может меня убить, дорогая Анна. Или ты наивно полагаешь, что объявится твой принц на белом коне? Я не сомневаюсь, что он прискачет сюда. Вернее, он уже совсем близко. Вопрос лишь в том, успеет ли знаменитый Ван Хельсинг! Но если тебе нравится быть опасной и дерзкой, то я могу поиграть и в твои игры!

Граф провел острым ногтем по белоснежной коже девушки. Смертные были хрупкими, как старые фарфоровые куклы. Их кожа была похожа на тонкий пергамент, который так легко было порвать простыми и неверными движениями. Граф следил за каждым движением одурманенной цыганской принцессы. Их ведь связывало намного большее, чем одно незавершенное дело. Вернее, это было дело самого Дракулы, в которое решили вмешаться все, кому не лень, что его очень сильно раздражало. Что плохого в том, что он хочет за столько веков пережить то, что переживают обычные смертные - банальную радость отцовства? Мертвые не могут иметь детей, но в ледяном замке, скованном вечным льдом иногда бывает слишком одиноко. Признаться, он часто менял своих невест, как перчатки. Всегда находилась сильная, смелая или коварная и красивая, кто шла с ним под венец ради собственных амбиций.

Еще ни одна не отказалась, кроме Анны. У нее были принципы, семья, ради которой она была готова здесь и сейчас погибнуть, но не уступить. Но, после укуса они теряли какую-то свою изюминку, превращались в пустышек. Дракула не сожалел об их смертях. Для него это был сопутствующий ущерб или, скорее, очередная осыпавшаяся в вазе роза. Он был уверен... нет! Он уверял сам себя, что именно Анна окажется лучшей. А стоило ли менять эту цыганку? Можно же было получить сразу две игрушки, тем более Габриэль сам шел в опасную ловушку. Это был бал самого Дракулы. И здесь не только концерт играл по его правилам, исполняя любимые мелодии, которые манили пары кружиться в танце.

- Он не успеет, моя дорогая. Твой брат... он был ничтожен и сдох, как распоследняя дворняга. Тебя же ждет более лучшее и светлое будущее.

Клыки Дракулы скользнули по его собственной нижней губе, едва не оцарапав ее. Граф спешил, но в тоже время хотел насладиться моментом. Главное, не отпустить вожжи - он ведь не хотел превратить девушку в бесполезный труп. Он чувствовал, как она пытается сопротивляться дурману, что отравил ее кровь, как душой, так и телом. Граф резко отстранился, а потом закружил девушку в танце, словно бы пытаясь добавить ее опьяненной голове еще немного головокружения. Он прижал ее сильнее к себе, а потом, резко развернув в танце, оказался за ее спиной, впившись в шею.

Кровь - это есть жизнь.

Кровь - это почти душа человека. Она умеет хранить, как память, так и боль.

Именно кровь связывала Дракулу со всеми его невестами, он как и брал, так и отдавал ей часть себя. Габриэль опаздывал. Ему не спасти девушку, тем более, Дракула совсем не собирался делиться, как и выпивать ее полостью. На Анну у него внезапно возникли большие и амбициозные планы.

- Моя дорогая Анна, скоро ты перестанешь меня ненавидеть. Перестанешь сопротивляться. Ты полюбишь меня, как это сделали твои подруги.

+1

6

Она была потомком Дракулы. И крошечная часть его крови текла по венам Анны, подогревая желание убить. Если она не сделает это, то клятва перейдет ее потомкам. Если, конечно, у Анны будут потомки. Она ― последняя из рода Валериус,  и именно ей предстоит завершить то, что начал ее предок. Но как убить того, кто настолько могущественен? Кол в сердце и серебряные арбалетные стрелы способны оборвать жизнь любого вампира,  кроме одного. Дракула казался не просто древним вампиром, а древним темным божеством,  в чьих венах течет кровь невинно убиенных.

Вампирский гипноз то ненадолго отпускал, давая ложную надежду, то вновь накрывал с головой, взрываясь болью в висках. Дракула играл с Анной ― как кот играет с мышью перед тем, как ее съесть. Роль безвольной и слабой добычи унизительна и неприятно ― обычно анна чувствовала себя охотником, выслеживая и убивая вампиров.
Она по-прежнему сильна духом, но что есть сила духа против реакций тела. Одурманена, послушна, безвольна. Вот какой сейчас была Анна. Марионетка, которой зачем-то оставили силу воли и яростное желание жить.

― Не смей говорить о Велкане, ― ее голос ― яд, не способный причинить Дракуле никакого вреда. ― Ты не имеешь права!

На глазах выступили слезы злости и бессилия. Анна не оставляла надежды сбросить оцепенение и атаковать, пусть даже это будет последним, что она сделает в жизни.  Она ждала, что витражные окна бального зала рассыплются на тысячи осколков, знаменуя появление Ван Хельсинга.
Но… нет. Стекла  по-прежнему оставались целыми, а Анна все так же подчинялась врагу.
Он не успеет. Не успеет. Не успеет.

Резкий поворот. Враг за спиной. Прикосновение холодных губ к горячей коже. Резкая боль, продлившаяся всего лишь несколько мгновений.
На Анну накатило чувство отчаяния и безысходности. Скоро произойдет то, чего она боялась больше всего на свете ― она перестанет быть собой, превратившись в расчетливое чудовище с жаждой крови и холодной кожей . И слова Дракулы лишь подтверждают это. Не смерть ей уготована…

Ты полюбишь меня, как это сделали твои подруги.
Насмешливые слова вампира пробудили непрошенные воспоминания и принесли душевную боль. Ее подруги… Еще два года назад двадцатилетняя Алира и семнадцатилетняя Маришка были обычными деревенскими девушками, единственными подругами Анны. Но они не смогли противиться вампирскому зову и добровольно отказались от всего светлого, что было в их душах. Сначала Алира, потом Маришка.

― Нет, ― тихо произнесла Анна, уже с меньшей уверенностью. ― Они еще до обращения согласились стать твоими. Я ― сильнее.

Сопротивляться дурману стало еще сложнее, на Анну волнами накатывала слабость. Стало слишком жарко.
Началось.

Отредактировано Anna Valerious (2018-11-07 18:58:30)

+1


Вы здесь » crossreality » Другие измерения » Tear of the Goddess